Меню
Назад » »

Уникальный храм Боровска

  • 77 Просмотров

Статья из газеты "Боровсъ - сердце мое" № 6 от 20 ноября 2017 г.

Огромный Покровский старообрядческий собор в Боровске видит каждый въезжающий в город со стороны Москвы и Пафнутьев­-Боровского монастыря. Это самый крупный храм Боровска и один из уникальных и абсолютно неоцененных пока памятников неорусского стиля.

Слухи о том, что Покровский собор 2-­й старообрядческой общины Боровска напоминает одну из парижских (или римских) базилик или, что его проектировали по образцу московского храма Христа Спасителя нет-нет, да услышишь даже от специалистов и историков. Мы расскажем подлинную историю этого храма, напомним имена автора проекта и его строителя.

Когда-то на этом месте располагались склады богатейшего купеческого семейства Ждановых, там же был устроен и тайный молельный дом 2­й старообрядческой общины, а неподалеку располагалось одно из старейших городских кладбищ.

Были Ждановы, как и большинство купцов Боровска, старообрядцами, но остались в памяти боровчан не только своим богатством, но и своими добродетелями и богоугодными делами. Ждановы, следуя традициям русского купечества, помогали неимущим, были постоянными вкладчиками в боровские храмы, принимали участие в общественной и хозяйственной жизни города. Например, один из Ждановых – Василий Николаевич – многие годы бесплатно раздавал боровчанам дрова, а к Пасхе прихожане старообрядческой общины получали по мешку муки. Он давал деньги нуждающимся на покупку скота и земли, погорельцам – на материалы для восстановление дома... И горожане не оставили его в беде, когда после Октябрьской революции новая власть арестовала его как «буржуя» и эксплуататора, подав коллективное прошение в его защиту, в котором перечисляли все доброе, что делал В.Н. Жданов «для беднейшего населения города».

После Царского Указа 1905 г., разрешавшим старообрядцам строить храмы и открыто совершать богослужения, в Боровске один за другим были построены сразу несколько старообрядческих храмов. Все они сегодня являются украшением города, определяют его визуальный облик, но переоценить значимость этого храма в панораме Боровска невозможно. Невозможно переоценить и его место в истории русской храмовой архитектуры XX века.

Некоторые сведения о датировке и заказчиках Покровского собора удалось выяснить из публикаций в старообрядческом журнале начала ХХ века «Церковь».

Община была зарегистрирована 13 апреля 1909 года, в том же году был заложен собор, а уже 18 июня 1912 г. состоялось его освящение. Оно стало значимым событием для всех боровчан. На освящении присутствовали почетные гости, представители властей разного уровня, старообрядческие архиереи. Торжества по освящению храма были приурочены к 100­летию Отечественной войны 1812 г. Основными вкладчиками строительства стали местные купцы­старообрядцы Ждановы и Капырины, а также Е.Е. Шевелёв, И.А. Головтеев и П.М. Шестов. Службы в нём проводил священник Иоанн Щедрин. Величественный храм поражал не только своими размерами, но и непривычным обликом храма­богатыря, храма твердыни, словно явившимся из русских былин. Стиль этот, который назвали неорусским, возник в архитектуре именно в начале XX в., как отклик на возросший интерес к русской истории и в целях возрождения национального своеобразия в русской культуре. Общие принципы формообразования, пластичность, декоративность позволяют рассматривать этот стиль как национально­романтический модерн.

Самый первый храм в неорусском стиле был построен в Абрамцево по рисункам автора картины «Три богатыря» и многих известных картин на тему древней Руси В.М. Васнецова. Произошло это в 1882 г., когда и самого понятия «модерн» еще не существовало. Долгое время он был единственной храмовой постройкой в этом стиле.

Только в 1903 г. в журнале «Зодчий» был помещен выполненный молодым архитектором В.А. Покровским проект храма, который и стал образцом в храмостроении вплоть до 1917 г.
Храм этот, освященный во имя Покрова Пресвятой Богородицы, был построен в селе Пархомовка Сквирского уезда Киевской губернии (теперь это один из отдаленных районов Киевской области) под надзором архитектора П.Д. Благовещенского в 1906 г. Мозаика храма выполнена в петербургской мастерской В.А. Фролова по эскизам самого Н.К. Рериха!

Архитектор храма Владимир Александрович Покровский не являлся основоположником неорусского стиля, но ему по праву принадлежит ведущее место в выработке приемов, которыми охотно пользовались позже сторонники нового национального направления в отечественной архитектуре. Даже произведения другого классика этого стиля А.В. Щусева
(более известного сегодня) не вызвали тогда такого количества подражаний, как произведения Покровского. Но церковь в Пархомовке в наследии Покровского занимает совершенно особое место. Во-первых, это был первый крупный храм в неорусском стиле. Во-вторых, памятник лидирует по количеству архитектурных вариаций на его тему, создавших своеобразную линию внутри храмостроения неорусского стиля. В-третьих, он занимает одно из важнейших мест в творческом наследии самого Покровского, одновременно являясь первой его крупной самостоятельной работой.

Церковь в Пархомовке под Киевом (1906)

Почему же церковь в Пархомовке оказалась объектом столь пристального внимания?
Все очень просто: храмостроению в те годы необходимо было вырваться из власти предыдущего стиля, который прямо копировал узорочье XVII в. и отдельные элементы византийского стиля. Зодчие всей страны искали выход из тупика. Этот путь и указал Покровский, когда в Киевской губернии появился грандиозный храм, впервые продемонстрировавший широчайшие возможности неорусского стиля в области храмостроения (выделено нами – ред). Удивительное сочетание южно­русских мотивов с лучшими образцами зодчества Русского Севера дало долгожданный результат.

До последнего времени как будто не замечалось сходство боровского Покровского собора с церковью в Пархомовке. А между тем, композиция западной части церкви в Пархомовке повторена в боровском соборе почти дословно. Небольшие, но показательные отличия в декоре свидетельствуют о творческом подходе автора боровского храма при решении практических задач. Он проявил недюжинную изобретательность, соединив западный притвор с четвериком посредством оригинального коллажа – приблизительного повторения «половины фасада» четверика. Эта асимметричная и динамичная вставка существенно добавила живописности боковым фасадам.

Мощный декор боровского храма выполнен схематично, не перегружен деталями, что подчеркивает его монументальность и, что очень важно, пресекает любые параллели с решениями декора фасадов западноевропейских храмов с их приверженностью к мелкой пластике и деталям. Декор боровского храма, как и сам храм, рассчитаны на восприятие издали: строители хорошо знали особенности расположения Боровска и площадки, выбранной для возведения этого храма.

Попутно заметим, что объяснение отсутствия росписей в боровском храме тем, что к моменту его освящения он ещё не был отделан полностью, не представляется убедительным, т.к. внутренний объем храма в Пархомовке, где все работы по строительству и отделке были выполнены, так же не расписан. Росписи заполняют только алтарную часть. Можно предположить, что этот приём был ещё одной находкой автора проекта, возможно, не без влияния Рериха. Этот новаторский приём создавал новое понимание самого понятия «интерьер храма» и позволял применить еще множество новшеств в оформлении не только интерьеров, но и иконостаса, выделяя его не традиционным использованием «золота» и орнамента, но и подчеркнутой скупостью оформления внутреннего объема. Впрочем, развития — это новшество не получило, т.к. видимо, слишком противоречило традициям православия, потребностям и ожиданиям священства и прихожан.

Покровская старообрядческая церковь на Новокузнецкой ул. в Москве

Вопрос об авторстве Покровского собора в Боровске до последнего времени оставался открытым. Ключом к ответу на него стало выяснение авторства еще одного старообрядческого храма, и тоже в честь Покрова Богородицы, который представляет собой не что иное, как уменьшенное (и однокупольное) подобие собора в Боровске. Это церковь на нынешней Новокузнецкой улице в Москве. По времени строительства (1908–1910) она немного опережает боровский собор. Журнал «Церковь» называет автором проекта этой церкви петербургского архитектора Н.П. Омелюстого. В пилон у южной стены Покровской церкви в Москве была положена металлическая закладная доска, также сообщающая, что храм «…сооружается по плану гр. инж. Николая Омелюстого».

Омелюстый известен в основном как автор Воскресенского собора Христорождественского монастыря в Твери (1912–1913), построенного к 300­летию правящей династии. Если провести сравнительный анализ архитектуры тверского, боровского соборов и церкви на Новокузнецкой, можно заметить очевидное их сходство в деталях и строительных приемах. Это показывает, что они спроектированы одним архитектором – Н.П. Омелюстым.

Воскресенский собор в Твери

К тому же трудно представить, что собор в провинциальном городке проектировал другой архитектор, взяв за основу принадлежавший Омелюстому проект еще только строящейся маленькой столичной церкви. А вот надзор за строительством вел, вероятно, В.П. Десятов.

Последние сомнения относительно авторства Омелюстого рассеивает следующая информация из того же журнала «Церковь».

В 1912 г., вскоре после освящения Покровского собора, боровские старообрядцы решили поставить часовню-­памятник на месте кончины боярыни Морозовой и княгини Урусовой. Объединенное собрание старообрядцев разных согласий, на котором вторую покровскую общину представляли в том числе Н.Н. и В.П. Ждановы, рассмотрело четыре эскиза проекта часовни, исполненные «гражданским инженером Амелюстым». Соответственно, имя Омелюстого «привязывается» к Покровскому собору и географически, и через заказчиков. Наличие в творческом наследии этого архитектора трех храмов в неорусском стиле, два из которых (в Твери и Боровске) отличаются большими размерами и выразительным обликом, позволяет говорить о нём, как о незаурядном мастере, внесшем значительную лепту в русское храмостроение начала ХХ в., а Покровский собор в Боровске оказывается не только одним из первых храмов неорусского стиля, но и творением одного из интереснейших архитекторов России того времени.

Отметим еще одну немаловажную деталь всей этой истории. Проект храма для постройки в Боровске выбирали представители боровского старообрядчества. И выбрали проект самый креативный для того времени. Это ли не показатель заблуждений относительно косности и замшелости купеческого сословия, старообрядцев да и всей провинциальной жизни России.

 

По материалам статьи А. Слёзкина «Церковь в Пархомовке и ее влияние на храмостроение неорусского стиля» (портал «Архитектурное наследие», http://arch­heritage.livejournal.com/165448.html)