Меню
Назад » »

Боровские текстильные фабриканты Полежаевы

  • 352 Просмотра

Заслуга промышленно-купеческого рода Полежаевых в экономическом развитии Боровска очень значительна. В 1887 г. они создали ткацкую фабрику, которая в течение последующих 100 лет являлась самым крупным предприятием города и, следовательно, основой его благоустройства и процветания. Полежаевы распространяли выпускаемую продукцию, а в основном это были головные платки, по всей России. В советское время она именовалась «Красный Октябрь», а с середины 1990-х гг. известна как ОАО «Руно».

Семья. Фамилия Полежаевы часто встречается среди жителей Боровска в 17 – 19 вв. Однако родоначальником фабрикантов Полежаевых следует считать купца второй гильдии Петра Михайловича (1836 – 1901). Его дед Роман Михайлович по переписи старообрядческого населения в 1826 г. значился боровским купцом третьей гильдии, а отец Михаил проживал в Москве, был купцом и музыкантом. По-видимому, он рано умер. Его малолетнего сына Петра, оставшегося сиротой, взял на воспитание его дядя Яков Беляев. Ему принадлежал каменный дом в центре города на Успенской ул. (ныне ул. Ленина, д.18) и мануфактурная лавка на Торговой площади, которые он и завещал своему приёмному сыну.
Пётр женился на боровчанке Марии Яковлевне Голофтеевой (1840 – 1923) из материально обеспеченной семьи, занимавшейся кожевенным производством. Их совместная жизнь была счастливой. Сыновья (Иван, Георгий, Николай и Пафнутий) и дочери (Александра, Клавдия, Анна, Ирадиада и Лидия) получили хорошее воспитание, достаточное по тому времени образование и породнились с семьями купеческого сословия и старообрядческого вероисповедания в Боровске, Калуге, Верее и Москве. У всех были крепкие семьи и дети. Они были людьми очень деятельными, уважаемыми в Боровске, хорошо вписались в жизнь дореволюционной России и стали состоятельными.
Дом и быт. Дом сохранился до сих пор. Он памятник архитектуры первой половины 19 века. В начале 20 века был самым благоустроенным в городе. Неслучайно в нём останавливался Великий Князь Михаил Александрович при посещении Боровска в 1910 г. В доме были водопровод, туалет, электричество от аккумуляторов. Первая в городе телефонная линия соединила дом с фабрикой. За домом был уютный сад с детской площадкой, плодовыми деревьями и двумя террасами. Вот как вспоминает о жизни в нём в 1910-х гг. Мария Ивановна Полежаева: «Теперь кажется какой-то странной и невероятной наша жизнь в Боровске. Семья была религиозная. Староверы. Строго соблюдали устав. Утром после сна всегда молились Богу. Читали молитвы, клали семь поклонов. Утренний чай, обед и ужин кушали в столовой на первом этаже. Помолившись Богу перед едой, вместе садились за стол. Первой своё место занимала бабушка, ей первой подавалась тарелка супа. Из-за стола, покушавши, выходили все вместе. После еды тоже читали молитвы. Вечерний чай любили делать в зале на втором этаже. Папа часто читал вслух Лермонтова по книге с его избранными произведениями».
Питалась семья скромно: мясо подавалось не более двух раз в неделю, а остальной рацион включал рыбу, овощи, молочные продукты, ели много хлеба. Вино появлялось на столе только по праздникам. Безделье и праздность не поощрялись. В передней над дверью висел небольшой плакат «Хоть что-нибудь, да делай».
Фабрика, по-существу, началась с кустарного ткачества платков на дому. Оно было организовано Петром Полежаевым вместе с подросшими сыновьями в деревянном помещении во дворе их городской усадьбы в начале 1880-х гг. Вскоре производство перенесли в арендованную избу в близлежащем селе Комлево. В 1887 г. фабрика была зарегистрирована в г. Калуге как текстильное предприятие. В тот период на ней работали 45 мужчин и 25 женщин на 25 ручных ткацких станках.
С начала 1890-х гг. фабрика приобретает своё постоянное местоположение на купленном Полежаевыми участке земли на окраине Боровска в конце Рождественской ул. (ныне ул. Ленина, д. 76). Здесь появляются каменные и деревянные постройки. Число рабочих увеличилось до 140, а стоимость выпущенной за год продукции – до 30 тыс. руб. С приобретением в 1900-х гг. силовой установки началось использование электричества, и появились механические ткацкие станки. К 1913 г. фабрика считалась крупным предприятием Калужской губернии. На ней было 300 рабочих, стоимость недвижимости оценивалась в 400 тыс. руб., а основной капитал – в 1 млн.руб. Тогда на фабрике производили шерстяные, пуховые и вигоневые платки, шарфы и одеяла, а в период первой мировой войны выполнялись также госзаказы на шинельное сукно и ткань для портянок.
После национализации фабрики в 1917 г. Иван и Николай Полежаевы решением профсоюза были оставлены работать как специалисты: Николай – в должности директора, а Иван – технического руководителя производством. Иван умер в 1924 г. и был с почестями похоронен. С усилением репрессий против собственников в 1929 г. Николая сослали в г.Ленинакан (Армения) на строящийся хлопчатобумажный комбинат.
Полежаевы играли видную роль в общественной жизни города и губернии. Пётр Михайлович в 1873 и 1874 гг. – товарищ директора Общественного банка братьев Провоторовых, с 1881 г. и с некоторыми перерывами до кончины в 1901-м г. – гласный Городской Думы, в 1890 и 1892 – член сиротского суда.
Его сыновья Иван и Николай были инициаторами создания Вольно-пожарной дружины (1896 г.), крайне необходимой в застроенном деревянными домами Боровске, где часто случались пожары. Старший сын Иван имел много общественных обязанностей: городской голова (1903 – 1906 гг.), попечитель четырёх сельских школ, в 1903 – 1917 гг. почти ежегодно был членом Училищного совета, представителем от Боровского уезда в нескольких губернских комитетах, гласным уездного земского собрания, в 1917 г. – председателем Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям и членом Боровского УИКа и т.д. Его младший брат Николай избирался гласным Городской Думы (1911 – 1915 гг.), длительное время был начальником дружины Вольно-пожарного общества (1903 – 1917), а в 1916,1917 гг. – членом уездного по квартирному налогу Присутствия.
Судьба Полежаевых после 1917 г. Через несколько недель после революции Полежаевы лишились всего, что было создано трудом многих поколений: фабрики, домов в Боровске и Москве, пригородных усадеб. В конце 1920-х гг. все Полежаевы, опасаясь дальнейших репрессий, вынуждены были покинуть Боровск. Нам не узнать, с каким чувством они покидали родные места…
Они вселялись в квартиры к своим родным и знакомым, поскольку в стране шла кампания «уплотнения».
Жизнь внуков Петра Михайловича сложилась не- одинаково. В 1917 г. они были молодыми людьми или подростками. Некоторые из них погибли в годы послереволюционной разрухи, в тюрьмах и ГУЛАГе. Большинство выжило. Среди них было много широко образованных и талантливых людей, обладавших способностями к литературному труду, научной работе, художественному, актёрскому и режиссёрскому мастерству, к преподавательской деятельности.
Высшее образование удалось получить немногим из-за буржуазного происхождения. Жаль, что Боровск потерял столько думающих и талантливых людей. Но, что удивительно, не было ни озлобления, ни отчаяния, скорее, недоумение и смирение перед столь трагически изменившимися обстоятельствами жизни.
Память о Полежаевых жива в Боровске. На первом этаже их родового дома разместился Боровский музей истории предпринимательства. В местный краеведческий музей передано много вещей, рукописей и фотографий этого рода. В 2001 – 2004 гг. там экспонировалась выставка по истории рода Полежаевых «И память лет давно минувших…». Работает созданная ими фабрика.
Кроме того, в 2013 г. ещё два события увековечили память о моих предках: появление памятной доски на их родовом доме и присуждение одной из улиц города названия «Улица братьев Полежаевых».

"Боровские Известия", 23.07.2014