Меню
Назад » »

Художнику Александру Павловичу Шубину – 70 лет!

  • 405 Просмотров

22 марта 2018 года в музее истории Обнинска состоялось торжественное открытие персональной выставки Александра Павловича Шубина, приуроченной к 70-летию, которое мастер графики отметил в 2017 году. Среди приветствовавших Мастера выступил культуролог Сергей Маркус, начав с того, что преподнёс в дар художнику два его портрета, исполненных супругой С. Маркуса, художницей Анной Леон и их шестилетней дочерью Дашей.

Только что прозвучало несколько высказываний о том, что Шубин – это «знаковая фигура для Обнинска» и «крупный график Калужской области». Присоединяясь к таким оценкам, считаю необходимым их уточнить и сделать в связи с этим творческие и деловые предложения.

Мне посчастливилось увидеть офорты Александра Павловича ещё лет двадцать тому назад в московском Центральном доме художников и стать свидетелем того, как он буквально из небытия поднимает нашу общенациональную историческую память, работая вместе с владимирским издательством «Посад» над тематикой русской провинции. Высокое мастерство и качество его офортов, оказывается, служило огромной социальной задаче: то было время избавления от беспамятства, возвращения к истокам и осознания плодоносящей духовной силы провинции в созидании России.

Шубин – один из ярких тружеников ренессанса русских начал на рубеже XX–XXI веков. У него особое чутьё на «лицо города», «лицо усадьбы», неповторимые черты домов, городской среды... но, неоднократно изобразив печаль и романтизм, которыми дышат руины-ведуты, он воспел мужественность и состоятельность созданной формы. Он – певец мужского склада, созидатель (в скобках скажу, что не только «русская провинция» его тема, очень интересны урбанистические фантазии, коллажи с древнерусскими фресками, автомобили, космизм Циолковского, Крым и Каталония, и многое другое).

И при том, как же мыслить ему только в масштабах одной области или даже только России? Нет. Шубин – мастер графики, виртуоз офорта европейского уровня! Да, он влюбился в эту технику и очаровался офортом благодаря видам Петербурга. А в корне этого искусства – энергия немецкого инженерно-аналитического ума и сильных «металлоконструкций» воли и дисциплины. В этом смысле, он встал в один ряд с теми, кого мы можем назвать «русскими немцами», ибо они, взяв лучшее от наук, технологий и культуры Германии, скрестили их с русскостью (этому явлению посвящены грандиозные выставки-исследования «Москва-Берлин», а гимном стало рождение консерваторий, академий наук и художеств, русской музыки 19 века). Но вот парадокс нашего времени: в Европе всё меньше и меньше художников, умеющих творить в технике офорта…

Почему? Да потому, что это тяжелейший и кропотливейший труд! Эти резец и игла должны быть в сильной мужской руке, эта металлическая доска принимает только упорство и не позволяет расслабиться… Ум – собран, глаз – точен. А поколение, выросшее вслед за послевоенным и в Германии и во всей Европе, - поколение расслабленных.

Я был поражён, когда узнал, что в Парижскую консерваторию теперь принимают французов, даже если они сдадут экзамен на троечку… ибо «идеалы» общества потребления убивают саму потребность целеустремленно овладевать основами исполнительского мастерства: учить гаммы, например… Так и в графике: ну кто будет ныне осваивать трудоёмкие технологии, когда есть компьютер и в моду пропихивают инсталляции да перформансы, жалкие формы постмодернизма, нечто среднее между театром и живописью, а, по сути, недотеатр и недоживопись?

Да, это парадокс – все искусства и ремёсла, требующие огромного труда, усилий и дисциплины, теперь переходят из рук европейцев – к китайцам, русским, полякам… Так и объяснили в Парижской консерватории: «мы едва сдерживаем натиск талантов и трудоголиков из Восточной Европы и Азии».

Из сказанного предлагаю вычленить два тезиса. Первое: в сегодняшнем мире Шубин – один из лучших российских мастеров офорта. Второе: чтобы не упустить его личные достижения, давайте учредим Школу офорта Шубина! Ведь к нему могли бы приехать ученики. Не дети, конечно, но уже зрелые студенты или начинающие мастера со всей России и даже из-за рубежа.

Ведь очевидно, что не всякий художник и даже не каждый график имеет склонность к офорту. Это редкое, уникальное призвание. Обращаюсь к тем, у кого есть ресурсы административные и финансовые, к нашим бизнесменам и мужам-государственникам: нужны минимальные усилия, чтобы Обнинск стал уникальным центром российского, выше – европейского, а может быть, и мирового офорта, с личной школой выдающегося мастера.

Как организовать? Это знают специалисты своего дела. Но статус «знаковая фигура города» вполне можно превратить в реальность практического проекта. Тем более, что в последних заявлениях президент Путин неоднократно говорил и о развитии культуры, и о «Десятилетии детства», о важности возрождения русской провинции. Федеральная власть явно сформировала свой заказ.

И ещё одна идея – в развитие сказанного. Александр Павлович, как все знают, особо любит бывать в Каталонии, на родине любимого им архитектора Антонио Гауди. Да и сам Шубин известен нам не только листами графики, но и работой в архитектурных формах. Это и памятник Подводникам в Обнинске, и Беседка над прудом в усадьбе Белкино, проекты усадеб и архитектурных деталей. Давайте дадим этому направлению его таланта (проектированию) выход. По-каталонски. А именно: в городке Фигейрос вырос в своё время мальчик по имени Сальвадор. Позднее он «отряс прах отчизны с ног своих» и стал в Париже прославленным на весь мир художником. А власти Фигейроса задумались: как бы земляка обратно заманить?.. И придумали: отдали ему здание старого городского театра и сказали: «делай с ним что хочешь, это твоя мастерская!» Так был создан уникальнейший объект искусства – Дом-музей Сальвадора Дали, с сотнями тысяч посетителей в год… Художник реализовал там архитектурные, дизайнерские фантазии и, конечно, насытил пространство своими произведениями.

Неужели в самом Обнинске (или шире, в калужской области) нет таких сооружений, которые можно было бы отдать под Дом фантазий Шубина? Вот там-то и открыть его школу-мастерскую, сделать его открытым для посетителей.

И в заключение, коснусь опять-таки затронутой здесь, на открытии выставки, темы – о многогранности талантов Александра Павловича. Мы видим, что сама выставка подана театрально и стильно, здесь показаны и металлические доски, и сам офортный станок, и детали элегантного, в стиле «ар-нуво» быта его мастерской. Он на глазах у зрителей печатает с досок на станке…

Здесь говорили об удивительных фотографиях, которые он выкладывает в Фейсбуке. Подумайте только: это ведь глаз настоящего, глубинного художника, который может в окружающих нас мелочах и чепухе видеть торжественное и прекрасное. Поразил один кадр. Луч света упал на швабру… Я долго не мог понять, что это за «эффект Ван Дейка», таинство теней, божественная светопись… Ведь у моей жены тоже такая швабра… Думаю, следует делать отдельную выставку – только из фотошедевров Шубина!

Но и с фото есть ещё одна сторона: Шубин коллекционирует виды старого Обнинска… Буквально с 1950-60-х годов, свои и не свои фотографии на той, ещё очень несовершенной аппаратуре. кто-то посмеётся: ну как этот молодой город можно называть «старым», какие тут могут быть ретро-фото? А вот время идёт, Шубин прожил здесь огромную жизнь, всё тут на его глазах выросло, и он многое помнит. Это уникальное собрание высокой краеведческой ценности. Пора бы издать альбом такой, с его комментариями-воспоминаниями. Вот и будет закреплена историческая память первого советского наукограда! Отрадно, что властями города уже рассматривается вопрос об установке уличных планшетов с видами ушедшего времени.

Совсем последнее практическое предложение: эти стороны творчества Шубина (фото-светопись и ретрофото с воспоминаниями) – отличная база для занятий со школьниками, с молодёжью Обнинска и гостями города. Если Школа офорта потребует отбора уникальных по целеустремлённости и крепких физически графиковофортистов, то здесь – широкие врата для всех желающих.

Сделать регулярными походы в мастерскую Шубина, встречи с художником, просмотры и обсуждения его опыта в графике, его фотоискусства и фотоисторий – важнейшая задача педагогики. Здесь мы можем создать настоящую «лабораторию патриотизма и воспитания». Всё наглядно, всё живо. И мастеровито, и увлекательно, и наглядно. Формулируя это, я обращаюсь уже к педагогам, музейщикам, краеведам и родителям – не упускайте шанс. Перед нами – живой и настоящий учитель.

Сказанное мною – развитие тех ростков, которые уже появились. Предприниматель и фотограф Евгений Исаков в своей студии «Автограф» разместил постоянно действующую выставку офортов, издаёт сувенирные и краеведческие артефакты с разработками шубинской графики, он готов исполнить также и фотопланшеты для улиц, делать наборы открыток и постеров. А мастер Андрей Жуков создаёт оформление графики (багетные рамы, паспарту) на уровне лучших музейных стандартов.

База есть. Наконец, завершу выступление «философическими стихами в старинном стиле». Ещё в 1990-е годы я написал цикл «Усадьба Белкино», но никак не мог завершить и не понимал, зачем погружаюсь в эти руины и лью над ними слёзы (помните, что представляла тогда из себя усадьба до появления Фонда Белкино!).

И вот пришло осознание: есть сила. Её собирает, концентрирует в себе художник – это сила созидания. Так в последнем стихе появился Мастер офорта. Позвольте этим стихотворением и закончить моё выступление.

УСАДЬБА БЕЛКИНО

Посвящается мастеру офорта Александру Шубину
часть 11

ИЗ-ПОД ГЛЫБ
Паркета нет, воск солнечный растаял.
И вечны лишь ручьи, бегущие в пруды.
Нетронут храм, Борисоглеб там славит
Незыблемость корней спелёнутой Руси.
Но корни вновь вскричат – и почками прорвётся
Столетий обморок – но кто вернёт ключи?
Кто нарисует заново в колоннах
Взлетевшую беседку над водой?
Лишь ты, художник, мастер светобитвы.
Лишь ты способен время развернуть
И вихрем вновь из Хаоса осколки
Магнитной мощью первобытно слить
В полноцветущую гармонию с природой.
Ты помнишь, как резцом своим Георгий
Пронзал дракона? – Будь же твой офорт,
Как поле бранное, пречистое, благое!
И сам, как воин, размахнись вовек,
Как в первый день Творенья – в избавленье
Всего, что создано, от мук небытия.