Меню
Назад » »

Кисть и перо создают добро

  • 536 Просмотров

Владимира Овчинникова знают все, кто хоть раз побывал в Боровске! Да что там – художника, который расписал целый город знают благодаря Интернету едва ли не во всей России.

Из Википедии: За четыре летних сезона 2002–2005 гг. художник Овчинников сделал около ста росписей стен домов Боровска, воспроизвел на глухих стенах городских зданий, заколоченных окнах, заборах различные сюжеты (знаменитые земляки, исторические события, жанровые сценки: старушка с ведром возле водосточной трубы, голый мальчик, который стучится в запертую дверь, мужик с гигантским огурцом в руках, старичок в окошке, читающий газету «Таймс»). Сам Овчинников считает, что рисование картин под открытым небом на стенах домов это его совместный проект с женой «самой лучшей в России поэтессой и самой умной и красивой женщиной». Её четверостишия (за подписью «Э.Ч.» – Эльвира Частикова) почти на каждой его картине. Причём наблюдается взаимосвязь – либо тексты рождаются благодаря картинам, либо картины благодаря текстам.

А идею выйти на улицу и рисовать на стенах, ему подсказал друг в далёком уже 2002 г., когда посоветовал не искать возможности выставиться в выставочных залах, а самому организовать свой постоянный выставочный зал прямо на улицах любимого города. Овчинникову идея понравилась. Мэр Боровска Н. Егерев не просто его поддержал, но и быстро организовал ремонт фасадов нескольких домов. так что не с противостояния началось всё, хотя и бодание с властью и недоброжелателями были, но не в начале и совсем не долго...

Самое первое его уличное «полотно» называлось «Плачущее небо под ногами» на слова из песни Шевчука. И почти сразу пришло понимание, что обычные пейзажи его не удовлетворяют: нужна тема, способная выполнять не только эстетическую задачу по украшению города, но и нести в себе воспитательную и просветительскую функции.

Уже третья работа на стене дома, которая была посвящена истории Боровска, стала настоящим прорывом: «Улица Успенская в Боровске в начале XX века». Вот тогда и родился тот художник Овчинников, которого знают и любят многие поклонники его творчества. Работы художника отличает простота, особая душевность, самобытность. В них легко читается его любовь к людям, к Боровску. Художник обращается в своих работах ко многим темам, с юмором и любовью рассказывая о истории и природе земли Боровской, подмечая ускользающие нюансы городской среды.

Он пишет приезд в Боровск Козьмы Пруткова, персонажа литературной мистификации, смело сочетает увиденное на стене кривоватое граффити с «Черным квадратом» Малевича и иконой Божьей Матери, много живописует Боровск ушедший, его знаменитых и простых жителей. Некоторые его работы раскрывают художника еще и как удивительно креативного человека: такой новизны в творчестве, таких новаторских приемов и методов такого смелого воплощения самых дерзких замыслов не часто встретишь и у гораздо более молодых.

Уже через 2 года после начала этого гениального дизайнерского проекта по преобразованию визуального образа города он, будучи далеко не молодым, участвует в конкурсе «Удиви страну», объявленном газетой «Московский комсомолец» и с большим отрывом от остальных участников выигрывает его! Приз победителя ему вручал в декабре 2004 г. всеми любимый актёр Николай Караченцов. Из всех претендентов в том конкурсе только Овчинников пришел с просветительским проектом, направленном на преображение качества культурной жизни каждого конкретного человека в конкретном месте. Он единственный озаботился не столько продвижением своего творчества и своих навыков, сколько огромным желанием гармоничного преображения мира, в котором живёт.

Лев Гумилем называл таких людей пассионариями, т.е. людьми, которые своей энергией развивают человеческую цивилизацию. Пассионарии и в одиночку способны делать то, что не могут правители, министерства и ведомства. Не удивлюсь, если именно творчество Овчинникова подтолкнуло многих и многих на конкретные дела. Во всяком случае заметил, что массовые внедрения объектов искусства на улицы наших городов – скульптур, настенных росписей, преображений дворовых площадок и лестничных клеток – произошли как раз после 2005 года, когда появились первые восторженные публикации о творчестве Овчинникова. Причем, особенностью этого внедрения искусства в массы стало то, что часто этим стали заниматься не профессиональные художники, а любители, которые приобрели уверенность в нужности своих идей и дел.

Уже весной 2005 г. состоялась первая выставка Овчинникова в Центральном Доме Художника на Крымском валу. Это ли не признание! Появились первые публикации о нём, первые телерепортажи и интервью, первые фильмы...

Иногда художника Овчинникова называют русским Бэнкси. Это в корне не верное сравнение говорит о полнейшем непонимании его творчества. Бэнкси создает свои произведения инкогнито (можно только предполагать конкретный это человек или группа людей) разъезжая по всему миру и значит работает только на себя. Овчинников рисует исключительно Боровск и для Боровска, да и само его творчество имеет насквозь гуманистическую направленность и развивается в традициях русского искусства. Нет, Овчинников совсем не Бэнкси. Он, скорее, его антипод. Сближает их только то, что оба используют городские стены.

Что касается техники его настенных картин, то она исключительно рациональна и полностью подчинена идее, смыслу, духу и возможностям художника. Предвзятый взгляд обязательно отметит погрешности в рисунке фигур, лиц, движений. Все это присутствует, но как органичны все эти «недостатки». Как умело используется эта «неумелость» на создание образов ярких, запоминающихся, неповторимых. Попробуйте представить себе, например, совершенно правильно изображенного Циолковского на торце дома под письмом о пролетевшем над Боровском болиде и увидите, что это невозможно. Естественный образ становится профессионально точной маской, уходит трогательность и почти детская наивность. Уходит то, что делает искусство искусством – сопричастность. Мы как будто сами и создали этот образ. По крайней мере, каждый из нас может представить, что смог бы сделать не хуже. И хотя эта наивная мысль, конечно, не верна, подсознательно получаешь огромное удовлетворение от созерцания этих, якобы, несовершенных, но столь обаятельных и просто красивых картин!

Ну, а сообщество профессиональных художников вправе и покритиковать автора. Пусть только они не забывают о судьбе тех, кто не признавал за искусство иконопись, творчество Федотова, Аргунова, Сезанна, Гогена, Ван Гога, Павла Васильева, Штеренберга, Шагала, Пиросмани, Билибина, Филонова, Зверькова, Попкова, Примаченко... Всех тех, кто опередив время делал свое дело так, как считал нужным... и победил! Современники часто ошибаются с оценкой творчества художников, творящих у них на глазах. Ошибался даже А. Бенуа, когда перечисляя лучших, по его мнению, русских художников конца XIX в. он не назвал ни одного своего современника (!) из признанных сегодня: ни Васнецова, ни Репина, ни Серова, ни Левитана, ни Врубеля... Никого!

Не могу не остановиться еще на одном достоинстве творчества Овчинникова: на его потрясающем умении непринужденно и неожиданно к месту процитировать фрагмент или даже всю картину какого-то известного художника. Во-первых, это говорит о достаточно основательных знаниях Владимира Александровича и, косвенно, о его симпатиях. Среди его цитат картины Кустодиева, Серебряковой, фотографии классиков советского и мирового фотоискусства. Все они переосмыслены исключительно для достижения наибольшей выразительности того замысла, к которому художник стремился. Это тема заслуживает отдельного исследования и потому сейчас только зафиксируем: так стилистически точно и ярко использовать чужие сюжеты и образы дано большому мастеру.

К достоинства мастера я отношу и его умение передать архитектуру. Не секрет, что частенько художники в погоне за образом-цветом-пятном не очень внятно передают архитектурную составляющую пейзажа. Купола и силуэты церквей, особенности архитектурного образа зданий живописцами как бы не осознаются. Иногда это оправдано и даже необходимо, но часто видишь в падающем шпиле простое неумение осознать гармонию конкретного собора или здания. Может именно поэтому все чаще мы видим на выставках тихие пейзажи с намеченными вдали пятнышками строений? Понятно, перед живописцами стоят другие задачи, и они выполняют именно их, но с Боровском такой подход себя не оправдывает.

Глядя на живописные этюды с названиями, в которых упоминается Боровск, с горечью констатируешь: такой этюд можно написать и не приезжая в Боровск – слишком уж обобщенно всё получилось. Не то у Овчинникова. Каждое здание, каждый храм Боровска он показывает с учетом именно их особенностей. И в этом проявляется не только любовь к городу, но и желание поделиться со всеми своим восторгом перед этой красотой.

Рамки статьи не позволяют подробно остановиться на уникальности творчества Овчинникова. Мало кто осознает, например, что Овчинников удивительный мастер композиции. На больших плоскостях у него нет ни одного промаха. Вы думаете, что это результат его эскизирования по клеточкам? Попробуйте, посмотрим, что получится у вас. Нет, это результат его творческого подхода к каждому сантиметру пространства. поверьте, этому научится почти невозможно – это талант.

Талант проявляется и в мастерском использование белого цвета. Его всегда ровно столько, сколько надо. Это природное чутье чрезвычайно высоко ценится художниками графиками. И в этом проявляется еще одна особенность творчества Овчинникова – его потрясающая синтетичность. Невозможно сказать: где кончается живописная техника и начинается графическое искусство. И это, уверяю, один из основных признаков таланта.

Можно было бы порассуждать еще на тему мастерского использования Овчинниковым всевозможных надписей в своих картинах. Он никогда не упустит возможность вставить хотя бы букву в композицию. И этим принуждает зрителя к внедрению в сюжет и смысл картины. А это уже игровой момент, занимательность, увлеченность. Для зрителя такой прием оборачивается тем, что волей-неволей тот начинает разглядывать картину, вникать в нее... Кто из художников не мечтает о том, чтобы его картину зритель не проскальзывал взглядом, а разглядывал внимательно и скрупулезно, вникая в детали, ища знаковые и знакомые подробности?

Есть в творческом наследии Овчинникова росписи, которые стоят особняком и которые позволяют оценить глубину его личности. Он любит и умеет размышлять. Он умеет и нас заставить размышлять о том, о чем хочет поразмышлять сам художник: об искусстве, о переплетении исторических событий, о миропознании... Эти росписи выделяются монументальностью, особым подходом к цвету и композиционным узлам. Назвав свой проект «Параллельный город», художник четко определил цели и задачи своей работы. По этим картинам, как по настоящему городу, можно проводить экскурсии и эти экскурсии будут не менее интересны, чем экскурсии по историческим улочкам Боровска. Надо только не полениться и попробовать прочитать те многочисленные знаки и намеки, которые художник размещает в качестве реперных знаков-подсказок.

Одна из наиболее простых для понимания росписей этого направления – «Глобус Боровска». Наиболее сложная – «Разгадывание мира» и одна из последних работ «Что есть искусство?». Попробуйте задуматься: что за люди изображены на стене, почему они стоят именно такими группами? Отчего это композиционный центр оказывается так далек от геометрического? Почему так отстраненны друг от друга группы героев картины? Почему даже внутри групп каждый человек остается одиноким? И почему так радостно общее восприятие от картины?..

Его «Окна», его «Портал» на заборе, его станковые живописные и графические работы показывают еще целую россыпь граней таланта Овчинникова. Но он еще пишет и издает книги (список их займет целую страницу), занимается общественной работой по сохранению памяти жертв красного террора, рисует эскизы памятника репрессированным... А еще я видел фильм-детектив, который он снял лет 20 назад и, поверьте, снял он его на скудные средства, но вполне профессионально для того уровня техники. Заметьте – это был игровой фильм, а не документальный.

Он упрям, ершист и совсем не паинька – художник Овчинников. Переубедить его практически невозможно. К тому же ему, кажется, нравится представлять себя жертвой (во всяком случае в своих интервью он не упустит возможность подчеркнуть то или иное противодействие его делам со стороны властных структур или отдельных лиц). Что ж, других овчинниковых у нас нет и не будет. И Слава Богу, потому, что пассионарий и должен быть неудобен, неугомонен, активен, решителен, смел и дерзок. При всем при том он неисправимый романтик, верящий в то, что кисть и перо создают добро!

Редакция газеты «Боровскъ – сердце моё» от всей души поздравляет Владимира Александровича Овчинникова с 80-летием, с открытием персональной выставки в музее Наивного искусства и с выходом его новой книги!
Вы, Владимир Александрович, Ваше творчество навсегда вошли в историю города, в его культурное наследие. Тысячи Ваших поклонников по всей стране благодаря Вам по-новому взглянули на историю Отечества и развите культуры в провинциальных городах, всем сердцем полюбили наш город.
Здоровья Вам, Владимир Александрович, многих творческих взлётов и бесконечного добра!
Пусть Ваше творчество еще много лет радует и восхищает боровчан и всех, кто любит Россию!