Меню
Назад » »

Космос Вячеслава Черникова

  • 12 Просмотров

Газета "Балабаново"
11 ноября 2020 г.

ВОСТРЕБОВАННОСТЬ
Неожиданно поняла: самая таинственная профессия на свете не разведчик, а иллюстратор книг. Попробуйте сходу назвать хотя бы двух профессионалов. Когда задала вопрос себе, то в ответ получила стойкое молчание, через которое прорвалась только фамилия Билибин. И лишь сеть помнит имена, возвращая в память любимые картинки из детства. Красная Шапочка – Б. Дехтярёв, весёлые книги Н.Носова – И. Семёнов. А рядом с нами творит в этой сфере Вячеслав ЧЕРНИКОВ. И он не только художник, а писатель, историк, дизайнер, верстальщик. В краеведческих музеях Боровска и Балабанова недавно открылись его выставки — небольшие, но сферы творчества увидеть можно.
Мы встретились в уютном зале балабановского музея, который восхищает целевыми постоянными экспозициями. На заседаниях отделения Географического общества регулярно представляют новые книги, оформленные Вячеславом. В музее можно увидеть малую часть — стихи В.Прокошина, альбомы Л. Киселёвой, издания краеведов А.Морозова, С. Глухарёва, А. Антипова. Тут и экземпляр его книги «Земля Калужская — Родина трёх цариц», которую правительство Калуги дарит почётным гостям…

ЧТЕНИЕ, МУЗЫКА, СПОРТ
Мне показалось, он скажет о своём детском увлечении краеведением. Ничего подобного. В детстве много читал, учился в музыкальной школе по классу баяна. Увлекался лыжами, а спорт помог запомнить детали ландшафта. «Я могу пройти по Боровску с завязанными глазами, и путеводитель я рисовал, сидя в квартире, и совсем не обращался ни к фотографиям, ни к другим картинкам. Газета «Весть», 2017 г.
Читал много. Несмотря на скромное материальное положение мама выписывала много журналов, в том числе «Юность» и «Квант», в библиотеках брал книги о художниках. Он наблюдал, как летом ходят по Боровску бородатые дяденьки с мольбертами. Было очень любопытно узнать о живописцах, открыть для себя импрессионистов.
Рисовал, как и все дети. У матери не было проблем с досугом сыновей, они могли часами водить карандашами по бумаге. Серьёзно увлекся живописью по стечению обстоятельств, — придя на день рождения к однокласснику, увидел рисунки на стене. Оказалось, тот ходит на занятия к боровской художнице.
К кому? Конечно же, к Людмиле Георгиевне, тогда еще просто Люсе Киселёвой. Так судьба прислала ей школьника Черникова почти полвека тому назад.
— Она давала мне задания нарисовать деревья, а когда я показывал работы, возмущалась: разве деревья такие? Ведь на моих рисунках были взрывы! Именно так я ощущаю рост растений. А у неё-то другое видение. Спорили тогда две творческие души, каждая из которых шла к своему авторскому почерку. И знать бы обоим, что впоследствии их союз явит миру удивительные книги, альбомы, буклеты. А еще он приходил с гитарой и пел Высоцкого да Окуджаву ей, воспитанной на распевных русских народных. И понял: подпевать она точно не будет.
— Так ты ещё и поёшь? – невольно вырвалось у меня.
— Пел…
Такое формирование потенциала – через разнообразие интересов, видимо, и слепило характер. А затем перст судьбы рукой военкома отправил призывника Черникова в правильное место службы, в Литву.

НЕМЕЦКИЕ КАРТИНКИ
На службе «выстрелило» музыкальное образование – стал участником ансамбля, который оказался востребованным, и начались радостные поездки. Архитектура Прибалтики оригинальна: ратуши, церкви, костелы, зАмки несут на себе печать классицизма, барокко, готики. В Каунасе много музеев, а первые этажи зданий отдали под картинные галереи. Это и удивляло, и вдохновляло, так как в родной Калужской области в конце семидесятых такого не замечалось. К месту вспомнить, что Людмилу Киселёву вначале признали в Москве, а потом уже спохватилась и Калуга.
Солдат Черников впитывал в себя новые образы и традиции и, видимо, на уровне подсознания закладывал почерк, позволивший ему через несколько десятилетий нарисовать сказочный Боровск. Первый рисунок города он сделал в армии, в 1976 году! А в письмах пытал первую учительницу живописи вопросом «получится ли из меня художник?».
— Что это ты рисуешь немецкие картинки, — высказал однажды Вячеславу какой-то зритель, обнаружив непривычные для местечкового взгляда шпили и башни.
А он просто создавал безупречную красоту и величавость, расширяя своё видение от реального городка (где можно было плакать, глядя на занятые складами обшарпанные церкви без маковок) до будущих космических перспектив.

ПОСТИЖЕНИЕ ПРОФЕССИИ
Удача, если её осмысливать с разных точек зрения, окажется второй ногой судьбы, создавая возможность твердо стоять на земле. Как ни готовь себя умственно, но если не успеешь взлететь вовремя, как сёрфер на волне, то утонешь или в быту, или в невезении и жалобах.
— Да, я считаю себя удачливым, — отвечая на вопрос, он приводит пример работы в старинном издательстве Москвы, ему повезло увидеть труд профессионалов. Которые направляли себя не на копирование отработанных шаблонов, а на создание произведения по своим чувствам. А это и есть настоящее творчество, избавляющее от тиражирования пусть и техничных, но «унылых пейзажей».
После окончания с отличием Калужского училища искусств работал оформителем в балабановском ВНИИДРеве. Рисунки стали появляться в периодической печати, а потом и в газете, в которую что-то там завернули, увидел руководитель столичного издательства. Это стало поворотом к новой профессии. Придя с небольшим умением в вёрстке, через год он всех обогнал, получив должность главного художника. Учиться, осваивая передовое в сфере дизайна, — такой подход руководства издательства «Стандарты и качество» помог расти семимильными шагами.
А вот что сказано на интернет-ресурсах: « С 2001 по 2012 гг. В.А. Черников являлся основным разработчиком фирменного стиля Всероссийского дня качества и Европейской недели качества в России», «Был главным художником журналов «Женское здоровье», «Ремонт квартир», «Не может быть». Оформил выпуск Детской энциклопедии «АиФ», посвящённой путешествиям Александра Пушкина. Разработал дизайн многих российских журналов».

ЗРИ В КОРЕНЬ
Оставив работу в столице по причине перегрузок, превратился в свободного художника. Так почему востребованность стала синонимом его имени? Не от того ведь, что нет в округе других оформителей. Но его графика, вёрстка имеют отличительные черты: лёгкость и точность. На страницах работает даже свободное пространство. Там, где другие перегружают, он – намекает, оставляя читателям свободу домыслить. А это уже ролевая игра, где каждый волен примерить тот кафтан, который впору. Черников оформил двести книг. И сейчас не скрывает, что объявил о завершении этой деятельности. Что касается краеведения, он рад, что появилась новая смена, воспитанная Ольгой Коваль, да и Боровск преобразился, его больше не называют захолустьем. Он хочет заняться другими проектами, вот только авторы ещё стоят в очереди.
Почему стал художником-краеведом и вот уже три года совместно с художником-иконописцем, а ныне председателем ВООПИиК В. Кобзарём создаёт газету «Боровск – сердце моё»? Думаю, потому, что изучал свои корни.
По одному деду род идёт от известных в Верее купцов Хомутинниковых, они построили там первую старообрядческую церковь. Прадед по другой линии служил приставом в Мещовском уезде. События гражданской войны 1918 года, когда семья попала в чёрные списки, заставили царского офицера покинуть родной дом. Посадив шестерых детей на телегу, поехал искать убежища в Тарусу, но застал жену двоюродного брата в слезах: мужа ночью расстреляли. А своя жена по дороге заболела холерой и быстро скончалась. Прощаясь с ней, заразился сам. Понимая обречённость, отправил ребятишек к родной сестре, монахине Серпуховского монастыря. Они там жили, а взрослея, уезжали в Калугу, пытаясь найти любую работу.
Бабушка Вячеслава София имела хороший голос и устраивалась в хор имени Пятницкого, приехавший с концертом, — хотя мало там платили, но кормили. Только на гастроли в Поволжье с коллективом ехать не решилась. От подруги узнала, что на открывшуюся в Боровске фабрику Полежаевых требовались работники, и отправилась в путь. И вот на телеге она появилась в городке с множеством церквей, который сразу ей понравился. Через два года вышла замуж за П.Хомутинникова, поселившись в их родовом боровском гнезде. Когда-то здесь была почтовая станция, которую семья выкупила, превратив в усадьбу с холодной и тёплой частями, глубоким подвалом. Крепкий дом, откуда семью в своё время выселили, стал коммуналкой. Он сохранился и несколько лет стоит в ожидании своей участи с заколоченными окнами – улица Калужская, 51. Любопытные могут подивиться.
На фабрике грамотная Софья трудилась три года учётчицей и больше не работала. Родив шесть дочерей, стала матерью-героиней, получала пенсию и дожила почти до ста лет. Хочется добавить: чего и всем желаю. Ещё желаю, чтобы нынешние внуки не стеснялись расспрашивать бабушек да дедушек о своих предках, ибо может наступить тот горький день, когда спросить будет не у кого. И счастливы те, кто сделал это, собирая по крупицам историю рода.

КОСМОС
Один из последних циклов — «Песнь Песней». Древняя лирика Царя Соломона со всеми мыслимыми эмоциями по убитой возлюбленной живёт до сих пор. Черников несколькими штрихами создаёт пространство скудных холмов, без всякой детализации сюжет узнаваем, свободен от условностей, цветовые пятна снабжают графику настроением. Здесь явлен символизм космической любви, хоть и понятной, но далёкой от нас. А рядом, в маленьком Боровске, написал первые труды о возможном полёте в космос Циолковский. Цикл, ему посвящённый, самый большой, и, думаю, самый мощный в творчестве художника.
…Учёный идёт со стопкой книг, перевязанных бечёвкой, голова вровень с Солнцем и Луной, на которую он уже летит в ракете, а где-то внизу — улицы, церкви, пугало, народонаселение едет на базар – на телеге. Цикл «На Луне», созданный по книге, – апофеоз символизма. В этом стиле созданы уникальные картины мира. Каждая деталь имеет потаённый смысл, подталкивая к выводам. И надо учесть, что наше подсознание оперирует лишь символами и архетипами, – другого языка у него нет, – благодаря чему человек научился реагировать на опасность и выживать. Черников с микронной точностью определил ранг Циолковского, ранг святости. Вот учёный за столом, за его спиной — клочок земли, перед ним только круглый бок космического тела и полукруг нимба над головой. И весь образ человека не от мира сего, все части многострадальной биографии сразу встают на место.
Завершу рассказ о художнике просьбой к администрациям города-района — издать альбом работ В. Черникова. Если Боровск – город космоса, то он – художник космоса. И будет что дарить по примеру калужан…