Меню
Назад » »

Николай Поликарпович Глухарёв

  • 239 Просмотров

Ярким представителем купеческого сословия конца XIX – начала ХХ вв. является наш земляк Николай Поликарпович Глухарёв.

Глухарёву Николаю Поликарповичу принадлежал краско­химический завод в д. Балобоново. Но в историю Боровска он вошёл прежде всего как общественный деятель и благотворитель. На свои средства он собрал и издал два тома трудов по истории Боровска, открыл бесплатные библиотеки в Тарутине и Балабанове, помогал К.Э. Циолковскому в публикации его трудов, был создателем и редактором газеты «Боровская жизнь», а также гласным Уездного земского собрания. Николай Поликарпович Глухарёв основал Боровский краеведческий музей, располагавшийся у него на квартире. Музей получил признание Наркомпроса.

Родился Николай Поликарпович в старообрядческой семье, и был старшим сыном боровского купца 2­й гильдии Поликарпа Авксентьевича. По данным конца 1879 – начала 1880 гг., Поликарп Авксентьевич и его жена Пелагея Ивановна имели также двухлетнего сына Ивана, дочерей Марью, Александру и Ольгу. Жили они в Боровске, вблизи Торговой площади, по улице Калужской, в собственном двухэтажном каменном доме. Глава семейства занимался «торговлей чая, сахара, деревяннаго масла и восковых свеч». В Боровске в своем собственном доме по ул. Калужской в 1868 г. он открыл завод по производству восковых свечей. Другой небольшой завод по производству древесного порошка и древесного уксуса он открыл в 1881 г. на своей земле при д. Кочетовка Спасопрогнанской волости Боровского уезда. Сбывал свою продукцию П.А. Глухарёв в Боровске и в Москве.
Его сын, Николай Поликарпович, в 1901 г. служил на довольно крупном химическом заводе, принадлежавшем московскому купцу 1­й гильдии Петру Ивановичу Санину.
Завод располагался при сельце Литашёве Куриловской волости Боровского уезда, недалеко от отцовского. 1 июня 1903 г. П.И. Санин скончался и вскоре хозяином завода стал Н.П. Глухарёв, уже имевший к тому времени небольшую фабрику поблизости.

Николая Поликарповича интересовали буквально все сферы жизни населения Боровского уезда. В 1913 г. в качестве уполномоченного общества крестьян д. Балобоновой он ходатайствовал о необходимости перенесения базаров в поселке Балобонове со вторников на воскресные дни. Он спорил и доказывал свою точку зрения по вопросам образования, медицины, санитарного состояния населенных мест уезда, деятельности ветеринарного врача и агронома, сельскохозяйственного склада, находившегося на содержании земства, и многим другим.
Помимо этого, с апреля по октябрь 1917 г. на свои средства он издавал первую в Боровске и уезде общественно­политическую газету «Боровская жизнь», являясь ещё и ее редактором. Печаталась газета в местной типографии А.В. Муратовой. Известно шесть вышедших номеров: №1 (2 апр.) – №6 (14 мая). В заявлении редакции в первом номере указывалось: «Газета «Боровская жизнь» задалась целью в исторические дни обновлённой и свободной России говорить одну правду и освещать все стороны жизни города и уезда и тем дать возможность каждому гражданину следить за всем, что делается в его родном краю…». В газете, как органе Боровского исполнительного комитета, регулярно публиковались протоколы заседаний Боровского ИКа, печатался материал о жизни уезда в первые месяцы после Февральской революции 1917 г., об упразднении старых органов власти и установлении новых, о подготовке и проведении уездного учительского съезда, сообщения из населенных пунктов уезда: Абрамовского, Тарутина, Шемякина, Русинова и других, свидетельствующие о пробуждении народных масс к политической жизни. Все опубликованные материалы не были подписаны.

Был известен Николай Поликарпович и как благотворитель, просветитель и драматург. Так, еще в 90­х гг. XIX в. он совместно с учителем С.Е. Чертковым и казначеем И.А. Казанцевым принял участие в издании книги хорошо ему знакомого К.Э. Циолковского «Аэростат металлический управляемый», в 1901 г. он выпустил в Москве свою брошюру «Устройство городских, сельских и домашних библиотек», а в 1903 г. свой водевиль «Два друга – метель да вьюга». В 1904 г. в с. Тарутине Боровского уезда Глухарёв открыл бесплатную библиотеку, в 1913 г. избу­читальню в д. Балобоновой. Будучи любителем драматического искусства, вместе с друзьями 4 февраля 1901 г. в благотворительном спектакле, где игрались сцены из комедии А.Н. Островского и Н.Я. Соловьева «Счастливый день» и водевиля Д.А. Мансфельда «Затейница».

Для просвещения рабочих Николай Поликарпович в одном из корпусов своего химического завода устраивал популярные в то время бесплатные литературные чтения. Для этого оборудовали возвышенное место и установили несколько рядов стульев и лавок. Помещение вмещало до 400 человек. Вначале чтения организовывались исключительно для рабочих этого завода, затем на них стали приходить и посторонние люди. Газета «Новое слово» в № 6 за 1906 г. писала: «Устраиваются чтения интересно: преимущество отдается темам на современные общественные и политические вопросы. Так, читались «Манифест 17 октября и его значение», «О выборах представителей в Государственную Думу», «Что такое конституционное правительство», «О свободе печати», «О свободе личности», «Черная сотня» и др. Затем с туманными картинами в несколько вечеров был прочитан полный курс «История Русского Государства». Читалась и изящная литература, а именно: сочинения Тургенева, Толстого, А. Толстого, Чехова, Гаршина, Некрасова, Никитина, Кольцова, Лермонтова, Пушкина, Якухтина, Короленко, Григоровича, Горбунова, Гоголя, О. Мошкова, Н. Успенского, Писемского, Данилевского, Сурикова и др. Помимо чтения был показан ряд картин по гео­графии, естествознанию, астрономии и проч. Как рабочими, так и крестьянами чтения посещаются очень охотно, приходят даже дети и старики из деревень, отстоящих от завода в 7 верстах… Зала всегда переполнена. Теперь в некоторых деревнях даже ведут очередь для посещения этих чтений: в каждой семье одни остаются караулить дом, а другие идут на чтения».

Не остался Николай Поликарпович в стороне и в скорбные дни кончины Л.Н. Толстого, опубликовав небольшую заметку в губернской газете «Калужский курьер».

С 1902 г. Глухарёв значился заведующим метеорологической станцией в д. Большая Литашевка. По его запросу в Николаевскую Главную физическую обсерваторию в Санкт­Петербург им были получены координаты расположения Боровска.

Особый интерес Николай Поликарпович проявлял к истории Боровска и его уезда. Как никто другой в то время, он осознал значение родных ему мест в истории Российского государства. В предисловии изданного им в 1913 г.
первого тома «Материалов для истории города Боровска и его уезда» он писал: «Более пятнадцати лет тому назад я решил написать полную историю своего родного города Боровска и его уезда. Когда был выработан план работ, то я был изумлен его размерами и тем, что едва ли хватит моей жизни для осуществления его. Поэтому пришлось отказаться от большого плана, и я решил писать популярные исторические очерки и печатал их в разных журналах, газетах и в изданиях исторических и археологических комиссий. Но эта работа не удовлетворила меня, она не была той работой, к которой я стремился, и я вскоре прекратил её и вновь взялся за осуществление первоначальнаго плана…».

Прежде чем писать историю родных мест, Николай Поликарпович стал собирать материал, для чего в 1901 г. обратился в губернский статистический Комитет с прошением о разрешении ему работать «в Комитете для извлечения нужных ему сведений и справок». 4 октября 1914 г. он обратился к Калужскому губернскому земскому собранию с просьбой «пожертвовать по одному экземпляру всех изданий Калужской Губернской Земской Управы, изданных с 1864 по 1915 год, а также все могущия вновь выходить издании». С той же целью он обращался и к населению через газеты «Калужские губернские ведомости» №26 и «Калужский курьер» №28 за 1910 г.: «Предполагая писать историю г. Боровска и его уезда, я обращаюсь с просьбой ко всем лицам, имеющим у себя относящиеся до города Боровска и его уезда документы, записки, рукописи, мемуары, письма, книги, брошюры, журналы и газеты, отчеты, объявления, воззвания и прочие печатные издания, в которых печатались статьи и корреспонденции о городе Боровске и его уезде, портреты общественных деятелей и героев, карты, планы, картины, фотографии всевозможных видов, укреплений, памятников, церквей, зданий и проч., монеты Боровских князей и пр., сообщить свои адреса и, если возможно, прислать с них копии и описания. Особенно прошу авторов заметок, корреспонденций, статей и отдельных изданий, печатавших свои труды в газетах и периодических изданиях, не отказать в высылке таковых по 1 экземпляру».
Собранный материал Николай Поликарпович систематизировал и издал в боровской типографии А.В. Муратовой в виде «Материалов для истории города Боровска и его уезда». В I томе, вышедшем в 1913 г., он опубликовал легенды, обряды, обычаи, поверья, приметы, гадания, пословицы, поговорки, сказки, песни калик перехожих и песни жителей города Боровска и его уезда (бесплатную помощь в корректировке данных материалов ему оказал
А.П. Смирнов), во II томе (1914 ) – были собраны копии с документов собственного архива. Оба тома были изданы на средства благотворителей, а доход с продажи должен был поступить на издание дальнейших материалов по истории города Боровска и его уезда. В частности, сообщалось, что готовится к изданию III том.

Выявлять, собирать документы и записывать исторические сведения Николаю Поликарповичу приходилось одному. Об этом он писал в том же предисловии
к I тому «Материалов…»: «...к сожалению, я ничего не получил и приходится работать одному. Но работа громадная, в особенности в архивах, где нет полнаго описания документов и приходится отыскивать среди не имеющих отношения до города Боровска и его уезда бумаг бумаги, необходимыя для истории города Боровска и его уезда». Тем не менее, Николай Поликарпович не отчаивается и далее пишет: «Выпуская настоящий труд, я вновь обращаюсь ко всем лицам с убедительной просьбой не отказать сообщить мне о всём, что только касается города Боровска и его уезда. […] Авторов, в трудах которых что­либо относится до города Боровска и его уезда, а также все частныя и административныя учреждения, которыя печатают свои отчеты и уставы, убедительно прошу не отказать в присылке мне по одному экземпляру; за все присланное буду весьма благодарен». Видимо, на сей раз он был услышан, о чём посчитал нужным упомянуть в предисловии ко II тому «Материалов…», поблагодарив всех приславших свои статьи и статьи других авторов, а также Боровскую уездную земскую управу.

Глухарёв публиковал популярные исторические очерки и заметки о Боровском крае в различных археологических и исторических изданиях, в местных газетах. Например, в 1901–1902 гг.
в журнале «Живописная Россия» им были опубликованы популярные исторические очерки и заметки «Чудотворная икона с. Рыжкого», «Памятники Тарутинского боя», «Князь М.К. Волконский – защитник г. Боровска», «Боярыня Феодосья Прокопьевна Морозова».

В 1912 г. в «Юбилейном сборнике в память Отечественной войны 1812 года» (Калуга. Вып.1) совместно с И.Ф. Цветковым он опубликовал статью о событиях октября 1812 г., происходивших в Боровском уезде.

Одновременно с публикаторской деятельностью Николай Поликарпович занимался сбором предметов по истории Боровска и его уезда. В результате им был создан первый в Боровске и ближней округе частный Музей местного края и Отечественной войны 1812 года. Произошло это предположительно в 1912 г.,
в столетие победы русской армии в Оте­чественной войне 1812 г. Пополнение фондов музея осуществлялось на собственные средства Глухарева и благодаря тем же газетным обращениям к населению. Так, в майском номере газеты «Боровская жизнь» 1917 г. Николай Поликарпович. писал: «Н.П. Глухарёв, г. Боровск, гостиный двор. Покупает старинные предметы из железа, чугуна, свинца, олова, меди, серебра, золота, стекла, фаянса и фарфора. Покупает медные, бронзовые, серебряные и золотые монеты, медали, жетоны и юбилейные значки. Покупает книги, географические карты, планы, картины, гравюры, рукописи, архивные документы, всевозможные старинные вещи и предметы».

После октябрьских событий 1917 г. над музеем Н.П. Глухарёва нависла угроза. В 1919 г. местные чиновники новой власти наметили дом, где он проживал с семьей, и где размещался музей (ул. Калужская д. 120), для размещения детских яслей. Чтобы этого не случилось, Николай Поликарпович обратился за помощью в Коллегию по делам музеев Народного комиссариата просвещения (Наркомпрос). Его поддержали члены Организационного Комитета 1­й Опытной станции по народному образованию при Наркомпросе (Деревенское отделение станции располагалось в Боровском и Малоярославецком уездах, а Н.П. Глухарёв был его сотрудником). Боровский Уездком РКП отреагировал на это в типичной для чиновников манере: «…он видите ли написал заявление в центр, который поручил уездконтролю расследовать это дело, оно у нас до сих пор лежит под сукном, а буржуй живет себе припеваючи…» (выделено автором – Н.Л.).

Все же, несмотря на учиненные препятствия, «буржуй» Н.П. Глухарёв «как собиратель музея в г. Боровске» охранную грамоту за №10562/11123 17 декабря 1919 г. получил. Заведующим музеем Всероссийская коллегия по делам музеев назначила самого Николая Поликарповича.
Но 31 мая 1920 г. Николай Поликарпович скончался «от удара». Так было записано в метрической книге старообрядческого храма Всех Святых, прихожанином которого Николай Поликарпович и вся его семья состояли долгое время. Отпевал и хоронил Николая Поликарповича Глухарёва протоиерей Карп Тетёркин. Что послужило причиной «удара», не известно. Не известно и место захоронения этого замечательного человека (запись об этом в мет­рике отсутствует). Участь же музея, библиотеки и архива, самого дома и жившей в нём семьи Глухарёва была предрешена.

Отдел по делам музеев вначале вынужден был предпринять некоторые шаги по поддержанию музея. В июне 1920 г. он просил Боровский УОНО передать музей, архив и библиотеку Н.П. Глухарёва во временное пользование 1­й Опытной станции по народному образованию для научной обработки, предлагал назначить и нового заведующего. До 16 октября 1920 г. музей обследовали сотрудники Отдела по делам музеев А.А. Рыбников и А.М. Скворцов. Однако о результатах обследования ничего не известно. Известно лишь, что в 1920 г. при музее работал только сторож. На содержание музея, на его оборудование, отопление, освещение, пополнение коллекций, на приобретение витрин, шкафов, на проведение реставрационных и экспертных работ, на закупку канцтоваров и хозяйственные дела требовалось 282760 руб.
Как выглядел музей, какими по составу были его коллекции, какое количество предметов удалось собрать Н.П. Глухарёву, сказать невозможно. Сохранились только отдельные записи начала 20­х гг. ХХ в. На одной, выполненной карандашом на оборванном клочке бумаги неизвестным лицом, перечислены иконы: 12 месяцев – 10 вершков, 12 праздников – 7 вершков, 1 Спасителя, 1 Киев. чудотв., 1 складень на каждый день, 1 Воскресение – 12 верш., 1 Корсунская Божия Матерь, 1 Умиление злых сердец, 1 Параскева Пятница, 1 Пафнутий Боровский, 1 преподобный Нил, 1 Взыскание погибших, 1 Трех Святителей, 1 крест, 1 Иоанн Креститель в пустыне, 1 Пантелеимон целитель, 1 Поликарп, Пелагея.
Потом 1 мера полотенцы, наволочки, разное рукоделие, разные вещицы: фарфоровые, картины бисером шитые и шерстью, 1 картина «Бегство Иосифа с Марией», 1 картина «Петр I на ботике во время бури», 1 картина бисером Мазурок, весы, 3 старинные подсвечника, лестовки, медные иконы, меры муки и овощей, икон штук всего 80 или больше. (То ли это опись предметов, то ли опись имущества семьи, а может, сразу все вместе? – Н.Л.) Другая – запись губернского инструктора по делам музеев А. Покровского, обследовавшего коллекции уже закрытого музея в 1923 г. Он выделил предметы и коллекции, представлявшие, по его мнению, музейную ценность: чугунный колокол XVII в., фотографии монастырей и церквей Боровска и уезда в числе 35 шт., разное оружие в количестве 20 шт. и 2­х маленьких пушек, шелковый старообрядческий сарафан, суконную старообрядческую поддевку и фарфор в количестве 32 шт. При этом
А. Покровский заметил, что таковые требуются Калужскому историческому музею, «так как в Историческом музее подобных предметов или совсем не имеется, или имеется в ограниченном количестве…».

Закрытие музея произошло, очевидно, к 1922 г. Так, заведующий Боровским УОНО некто Сиблиевский в своем послании Губмузею 13 января 1922 г. сообщал, что музей распоряжением Наркомпроса передали Боровскому УОНО вместе со зданием. По распоряжению УИКа часть здания была передана под детский санаторий здравотдела, а экспонаты просто сложили в кучу. Переговоры о дальнейшем существовании музея с представителями Наркомпроса, которые обещали помочь в «систематизации...» и его руководстве, закончились безрезультатно. Музей, по мнению Сиблиевского, не может обеспечить себя без помощи государства. «Поэтому прошу командировать представителя для осмотра музея и решения вопроса о его дальнейшем существовании. – Я полагаю, что ценные экспонаты возможно будет взять в Губернский музей, ликвидировав наш совершенно. Во всяком случае прошу вопрос о музее в Боровске решить в поспешном порядке». Решение этого вопроса затянулось на несколько лет.
Только между 5 и 15 июля 1924 г. музейные предметы и часть биб­лиотеки Н.П. Глухарёва передали Пафнутьеву монастырю для организации на его территории Государственного историко­художественного и краеведческого музея. Музейные предметы, по мнению все того же заведующего Боровским УОНО Сиблиевского (которое он высказал 14 марта 1923 г. на заседании ответственных работников вверенного ему УОНО), пригодные для домашнего обихода и не имевшие художественной ценности, надлежало использовать для нужд культурно­просветительских учреждений. Что касается другой части библиотеки, то она должна была сохраниться у Лидии Ивановны Глухаревой.

Подчеркну, что несмотря на довольно печальную участь, постигшую музейное собрание и библиотеку Н.П. Глухарёва, память о нём как краеведе, просветителе и благотворителе бережно сохраняется работниками Боровского историко­краеведческого музея. Здесь в настоящее время хранятся две книги с вклеенными орнаментированными листами и надписью на них «Библиотека Николая Поликарповича Глухарёва» (подарены С.Я. Глухарёвым), амбарная книга с газетными вырезками и записями Н.П. Глухарёва, подготовленными им для публикации в III­м томе «Материалов…» (были изданы в 1998 г. боровским краеведом Алексеем Алексеевичем Антиповым). Также в музее хранится вышеупомянутый «Юбилейный сборник в память Отечественной войны 1812 года» (Калуга, 1912. Вып.1), «Материалы для истории города Боровска и его уезда. Копии с документов архива Н.П. Глухарёва» (Боровск, 1914. Т.2) и несколько номеров газеты «Боровская жизнь». На доме, где Н.П. Глухарёв провел юные годы (ул. Калужская, 14), по инициативе директора МКК «Стольный город Боровск» А.М. Морозова в 2010 г. была установлена памятная доска. Помнят и ценят Николая Поликарповича и в городе Балабанове: в 2014 г. городской библиотеке было присвоено его имя, а при входе в библиотеку установлены памятная доска с текстом о нем как основателе бесплатной избы­читальни в д. Балобоновой и бюст Н.П. Глухарёва, выполненный скульптором Сергеем Лопуховым.

Н. Лошкарёва,
главный научный сотрудник МКК «Стольный город Боровск»

Все даты до февраля 1918 г. даны по старому стилю, последующие – по-­новому.
Статья написана в основном по архивным документам ГАКО и БИКМ.