Меню
Назад » »

Обретая родовое наследство

  • 715 Просмотров

События столетней давности стали тем рубежом, который разделил не только нашу историю на До и После. Эти трагические события развели не только наших граждан по разные стороны баррикад, но и поделили семьи на своих и чужих, заставили детей отрекаться от родителей, предавать традиции рода, свою человеческую природу.

Главной задачей нового уклада жизни, который несла с собой богоборческая Советская власть, было воспитание нового человека, создание «гомункула», который на подобие средневекового Голема из еврейского предания, был призван, не ощущая связи с историей места, в котором существует, сокрушить до основания все то, что создавали поколения предшественников и делало всех нас русскими. Таким образом новое общество было призвано открыть дорогу к «царству справедливости» на земле, сделать «рай» там, где Господь создал школу для подготовки к будущей жизни.

Этот страшный по своим целям и результатам эксперимент был завершен в конце прошлого века. Мы, «советские» люди, остались один на один с тем, что натворили. Перед всеми нами остро встала необходимость возвращения к своим истокам, к порогу родного Дома, Храма, в котором чудом сохранились традиции и историческая память поколений. Каждый стал искать свой путь в будущее, обращаясь к истокам, к истории своей семьи, своего родового пути, дома и семьи с одной целью – обрести твердую опору, получить тот жизненный урок, который позволит продолжить путь, по которому наши предки шли и добивались успеха на многих жизненных поприщах.

Каждый человек принадлежит своему роду. Одним повезло больше – и они знают своих пращуров, прапрапрадедушек и прапрабабушек, могут описать своё «семейное древо» от его корня до молодых побегов. Многим повезло меньше – знают только самых близких предков, и это немало.

Династия к которой я принадлежу по мужской, восходящей линии была известна всем в Российской Империи благодаря своей звучной и «говорящей» фамилии Абрикосовы.

Фамилия появилась в московской летописи (самой верной из возможных ее вариантов – полицейских отчетах городской части) в 1814 году. В эти трудные послевоенные годы огромное число крестьян, по большей части крепостных, ища лучшей доли, уходило в города. Они открывали различные кустарные производства необходимых тогда товаров и услуг: производили кушаки и пояса, тканые товары и скобяные изделия, кастрюльки, обувь, гвозди, хлеб, конфеты... Сладким товаром и занимался первый в нашем роду предприниматель­кондитер Степан Николаевич. Он прославился как большой умелец консервирования природных даров – фруктов и ягод, которыми была богата его малая Родина – село Троицкое Чембарского уезда Пензенской губернии. Именно в этих живописных краях жил и работал Степан Николаевич с конца XVIII века. Не имея никакой фамилии, он тем не менее был широко известен своими умениями на поприще кондитерского производства, был мастером по приготовлению пастилы и мармелада, варений и прочих сладостей. И производил он свой товар так искусно и в таком количестве, что уже с 1780 года возил его в Москву и продавал на Красной площади. Сладости эти пользовались спросом, что позволяло Степану Николаевичу радовать свою барыню – Анну Петровну Левашову, мелкопоместную дворянку, вдову – солидной выручкой. И самому оставалось от трудов для достойной жизни. В этом первый урок нашей, открываемой сегодня заново, отечественной истории. Крепостная зависимость не всегда была тяжелым ярмом для предприимчивого крестьянства. И в этом, зависимом положении, человек труда мог добиться успеха и обеспечить себя и свою семью средствами для достойного существования.

Так или иначе, но Степан Николаевич до 1804 года продолжал успешно торговать своими мармеладами и пастилой в Москве в качестве крепостного приезжего кондитера. К тому моменту это был уже успевший овдоветь немолодой человек, глава семьи. В те времена человек был привлекателен даже и после шестидесяти лет, если твердо стоял на ногах и мог обеспечить себя и своих домочадцев. И именно за эти качества, моего прапрапрапрадедушку полюбила молодая девушка, происходившая из крестьян Серпуховского уезда Московской губернии – Анна Ивановна Палкина. Степан Николаевич был мужчина «хоть куда» да и помощница ему была необходима.
В результате возникла новая семья – первая, описанная в нашей родословной.

Молодая жена и стала главным «двигателем» в деле переезда семьи на постоянное место жительства в Москву. И стал крепостной крестьянин и коренной пензяк московским купцом III гильдии. Произошло это в самом начале XIX века. Для столь высокого положения вчерашний крепостной зарегистрировал в 1804 году восемь тысяч золотых рублей капитала и открыл бакалейную торговлю в Первопрестольной Столице Российской Империи.

И в этом я вижу второй ценный урок, который может дать не только история семьи Абрикосовых. Польза этой истории для нас сегодняшня заключается в том, что женщина при домострое не всегда была безгласным и бесправным существом! Именно воля супруги и матери, которая вела домовое хозяйство и очень часто давала жизнь многочисленным потомкам, стояла подчас и за успехами всей династии, как в семейном бизнесе, так и в государственном служении.

Примером подобного влияния женщины на судьбу нашей семьи может служить жизнь ещё одной Абрикосовой – супруги внука Степана Николаевича, Алексея Ивановича Абрикосова – Агриппины Александровны, в девичестве Мусатовой. Мало того, что выйдя замуж за молодого, продолжающего семейное кондитерское дело Алексея, она привнесла в нашу родовую «копилку» большое приданное – 25 тысяч золотых руб­лей, так ещё и одарила нашу семью невероятным приплодом, произведя на свет двадцать два ребенка.

Став настоящей многодетной матерью, обеспечив невероятный по количеству состав нашей династии, Агриппина Александровна помогла семье добиться больших успехов в бизнесе, укрепляя семейные узы с другими купеческими династиями.

Управляя огромной семьей, Агриппина Александровна помогала своему супругу в его многочисленных коммерческих делах – в фабричном кондитерском производстве, розничной торговле по всей необъятной территории нашей страны и в общественной работе – в развитии системы коммерческого образования России, страхового дела и банковского кредитования. Пока её супруг добивался успехов на различных поприщах, получал высокие государственные награды и чины, Агриппина Александровна занималась укреплением семейного древа – подбирала выгодные партии для многочисленных дочерей и сыновей из представителей крупных купеческих династий. Таким образом наша семья породнилась с купцами Хлудовыми и Арбузовыми, Кандинскими и Шемякиными, Леманами и Солодовниковыми.

Семейные связи укрепляют бизнес. И в этом семейном деле именно Агриппина Александровна внесла главную лепту, сделав нашу кондитерскую компанию лидером российского производства. Так, ее сестра, будучи в браке с другим успешным купцом – Константином Абрамовичем Поповым, который владел на паях с единственным своим братом крупнейшей чае­торговой компанией в России, не родила ни одного ребенка своему супругу (как тогда говорили – «Бог не дал!»). Ввиду чего, после кончины Константина Абрамовича в 1872 году, всё его обширное коммерческое дело перешло в управление, а позднее и в собственность многочисленных потомков Агриппины Александровны Абрикосовой. И именно с этим семейным обретением связано лидерство нашей, компании, которая получала финансовую поддержку от родственной чайной торговли. В этом ещё один важный урок нашей истории. Семейные узы, верность Роду – основа успеха любого дела!

А какой чай любили в России?

Главным торговым партнером с начала ХХ века стала для России Поднебесная Империя. Именно ради удовлетворения потребностей этого соседа нашей страны, русские купцы строили многочисленные предприятия в различных городах России, завоевали сырьевые территории по миру (Туркестан), снаряжали многочисленные караваны, груженые различными товарами, открывали свои представительства и банки во многих странах мира. А главным китайским продуктом в те годы для наших предков стал замечательный напиток – китайский чай. Русские торговцы поставляли лучшие сорта чая в Европу из Китая, обменивая его на текстиль, необходимый для китайского населения. И Абрикосовы, к середине XIX века ставшие крупнейшими русскими чаеторговцами и кондитерами, не избегли этого экономического бума, захватившего нашу страну и большинство стран мира. И пили наши предки не индийский чай, который производили наши английские «парт­неры», заставляя рабов­индусов собирать неизвестные этому народу листья на плантациях, а ценные сорта настоящего китайского чая, который тысячу лет культивировали китайские чаеводы.

Это ещё один урок нашей недавней истории. Взаимовыгодные экономические контакты с соседними странами – залог общего успеха для всех людей, живущих на нашей планете!

Много обретений ждет нас в нашей недавней истории. Вчитываясь в её страницы неравнодушным и любящим взглядом, мы сделаем немало полезных открытий для себя и будущих поколений.

Чему же учит сегодня наша, обретаемая вновь, история российского купечества?

Вглядевшись в лица наших предков, погружаясь в уклад их жизни, опробовав на себе их стремления к достижению успеха на ниве производственного дела, осознав, что двигателем в их жизни была мораль и нравственность, стремление не «зарывать данные им при рождении таланты», а ответственно и творчески распоряжаться своими жизнями, передавая следующему поколению свое дело, честно заработанное имущество и нашу общую Родину для сохранения и приумножения её богатств!

На этом зиждется истинный патриотизм, в котором интересы отдельной семьи – есть интересы всего общества, а государство призвано лишь защищать и продвигать это для всеобщего блага!

Дм. Абрикосов,
Москва, 2017

Купеческая гильдия – основная форма организации людей, занятых торговлей. В российских источниках слово «гильдия» появляется с 1719 года. Принятый в 1721 году Устав Главного магистрата делил всё городское население страны на «регулярных граждан», распределявшихся в зависимости от капитала и рода занятий по двум купеческим гильдиям, и «подлых людей» чернорабочих и подёнщиков. В 1742 году была образована третья купеческая гильдия, категория «подлых людей» упразднялась.
Купцы первой гильдии могли вести заграничную торговлю, владеть морскими судами, и имели право свободного передвижения по стране так называемую «паспортную льготу».
Купцы второй гильдии могли владеть речными судами. Кроме того, купцы первой и второй гильдии могли владеть фабриками и заводами, освобождались от телесных наказаний и от рекрутской повинности.
Купцы третьей гильдии могли вести мелочную торговлю, содержать трактиры и постоялые дворы, заниматься ремеслом...