Меню
Назад » »

Поиск лейтенанта Шавлакадзе

  • 385 Просмотров

В ноябре 2014 года мы с группой туристов­водников были в Грузии, на спортивном сплаве по реке Риони. Наш катамаран разломало в пороге Уцера. Мераб Шавлакадзе, водитель сопровождавшей нас машины, забрал нас с реки и поселил на несколько дней у своего отца в деревне Диди Кухи под Кутаиси. Дом большой двухэтажный, пустой – дети разлетелись, а топится только печка в кухонной пристройке. Там дедушка Мурман и жил. Дедушке Мурману было 83 года, в свое время он был главным инженером металлургического завода, которого сейчас уже нет.

Прощаясь с нами, дедушка Мурман сказал: «У меня отец пропал без вести в Калужской области. Помогите найти, где похоронен».

Исходные данные:

Шавлакадзе Антон Филиппович (так числится в ЦАМО, а на самом деле Фарнаозович), 1901 г. рождения. Место рождения: Грузия, Хонский район с. Кухи. Последнее место службы: 1 Гв. кв. дв. 3 Гв. кв.п. Воинское звание: мл. лейтенант. Дата выбытия: 01.02.1942 г.
Причина выбытия: погиб (пропал без вести). Пункты, указанные в письмах (по-­грузински): проехал ст. Ханино (Тульская обл.)
и указал пункт Юхнов.

В мирной жизни мл. лейтенант Шавлакадзе был ветеринаром.

Что такое 1 Гв. кв. дв?

Поначалу мы даже не понимали, что это такое – 1 Гв. кв. дв. И поэтому начали с самого очевидного – просмотрели «Мемориал», Книги Памяти Калужской области, сделали запросы в военкоматы, стали искать людей, занимающихся поиском в Калужской области, и спрашивать, не находили ли они медальон Шавлакадзе. Командир обнинского поискового отряда Виталий Юдин, увидев наши данные, сказал: «Это конница Белова. Много их полегло под Мосальском.» Так мы впервые услышали про группу Белова. Трагическую историю 33 армии генерала Ефремова мы, конечно, знали, а вот про рейд группы Белова информация накапливалась нелегко.

Поиски свели нас с замечательными людьми: Галиной Слесаревой, Александром Коваленко (заповедник «Угра»), Александром Плющаем, многими командирами поисковых отрядов Калужской области.

Через «Областной центр героико­патриотического воспитания молодежи «Долг» мы вышли на смоленских поисковиков, но и у них фамилия Шавлакадзе в списках не значилась.

Алексей Назаров поделился с нами сканами из книги «Разгром немецких войск под Москвой. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 – 31 января 1942 г.» Галина Грин и Владимир Чернов (Музей на Поклонной горе) прислали нам карту из ЦАМО и извлечения из оперсводок Генерального штаба КА на 8.00 02.02.1942.

Мы нашли книгу воспоминаний самого Павла Александровича Белова «За нами Москва». Максим Мосягин, один из авторов книги «Варшавское шоссе – любой ценой. Трагедия Зайцевой горы. 1942–1943» поделился с нами выдержками из дневника генерала Белова, а также уникальным сканом «Действия группы генерала Белова в оперативном тылу немцев», сборник материалов по изучению опыта войны, выпуск 5, март 1943 г. Военное издательство народного комиссариата обороны, Москва, 1943.

Героический рейд группы Белова: куда и зачем

Лейтенант Антон Шавлакадзе попал в 1 гвардейскую кавалерийскую дивизию, входившую в группу генерала П.А. Белова, как раз перед началом героического прорыва в немецкие тылы под Вязьму.

Тогда, в конце января 1942 г., на завершающем этапе Московской битвы, ставилась задача войскам левого крыла Западного фронта завершить разгром войск 4 немецкой армии. Для этого в прорыв на Вязьму были брошены 33 армия генерала Ефремова (после освобождения Боровска и Вереи), 4 воздушно­десантный корпус и гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова (усиленный стрелковыми дивизиями, он был переименован в оперативную группу).

На самом деле это были потрясающие командиры, способные именно «совершить невозможное». Ефремов еще в гражданскую командовал бронепоездом, на котором брал Баку. Конный корпус Белова под Тулой, а затем под Каширой (в битве под Москвой) теснил части 2 танковой армии Гудериана.

Корпус Белова через Мосальск шел под Юхнов. Беловцы должны были прорвать фронт немцев, пересечь Варшавское шоссе и после стремительного рейда под Вязьму по немецким тылам перерезать дорогу Москва­Минск западнее Вязьмы. В состав группы Белова входили 5 кавалерийских и 2 стрелковых дивизии, 5 лыжных батальонов и 1 танковая бригада из 8 танков, в основном оставшихся под Мосальском.

Вокруг Варшавском шоссе у немцев была хорошо организована система перекрестного огня, препятствия – снежные валы, траншеи, минные поля, по шоссе курсировали танки и бронемашины. Варшавка была немецкой «артерией» на Москву: по ней постоянно шла техника, боеприпасы, орудия, продовольствие и т.д. Немцы ею дорожили, усиленно охраняли, расчищали от снега, сваливая его на обочинах дороги в огромные снежные валы, которые проливали водой для создания препятствий.

Бои беловцев за преодоление Варшавского шоссе шли с 23 января. Мороз стоял минус 30. В боях участвовало примерно 10 тысяч бойцов группы Белова.

Первыми – в ночь 27 января 1942 года – в районе моста через Пополту, через Варшавку прорвалась группа на основе 2 гвардейской кавалерийской дивизии генерала Осликовского. Полк 325 стрелковой дивизии четырьмя противотанковыми орудиями и шестью противотанковыми ружьями удерживал мост через Пополту ночь с 26 на 27 января, утром прорыв был закрыт – немцы выбили их танками и бронемашинами. Осликовский не смог взять с собой ни обозов, ни минометов. На той стороне его группа взяла д. Стреленки , но под напором немцев ушла дальше на север, в д. Куколка.

Стало понятно, что в районе моста прорыв уже нереален. И в ночь на 29 января 1 гвардейская кавалерийская дивизия генерал-майора Баранова пересекла шоссе в другом месте. По воспоминаниям генерала Белова, они вторично выбили немцев из деревни Стреленки. Эта группа прорвалась со своей техникой орудиями, зенитными пулеметами и пр. Судя по всему, в этой группе и был лейтенант Шавлакадзе.

Затем, в ночь на 30 января, между Мосальским большаком и Глагольней Варшавку пересекла третья группа, в которой был и штаб Белова. Все они должны были двигаться немецкими тылами к Вязьме. Через пару дней они уже сражались в Смоленской области. Как части группы успели туда дойти, какими путями?

Всего 4 дня прошло с ночи перехода Варшавского шоссе 1 гвардейской кавалерийской дивизии генерал-майора Баранова до гибели лейтенанта Антона Шавлакадзе. Но найденные нами документы не совсем совпадали друг с другом, даты «Сборника материалов по изучению опыта войны..» расходились с датами в книге Белова. Надо было учитывать еще и разницу между движением штаба и других подразделений… Мы затруднялись определить, где была 1 гвардейская кавалерийская дивизия 1 февраля 1942 г.

Зима тогда была снежная, морозная. Кони шли по брюхо в снегу, двигались только по ночам, потому что днем прятались от авиации противника – она их бомбила и расстреливала непрерывно. Раненых размещали по деревням. Вот и вопрос: группа примерно в 3 тысячи конников, плюс минометы, артиллерия и минимальный обоз примерно сколько километров они пройдут по лесам за эти ночи?

Мы попытаться пройти по пути группы Белова, побывать в деревнях, где шли кавалеристы, посмотреть памятники, если они там есть. Обо всех своих передвижениях мы посылали отчеты с фотографиями родным Шавлакадзе, чтобы они могли увидеть эти места хотя бы нашими глазами.

Как мы искали Стреленки

В майские праздники 2016 г. мы забросились через Юхнов по Варшавке, побывали в Барсуках на мемориале. На отдельной стеле в списках упомянута 1 гвардейская кавалерийская дивизия Там есть действующий храм Георгия Победоносца, прочитали в нем акафист, поставили свечу.

Заночевали мы в лесу вблизи пересечения Мосальского большака с Варшавкой, примерно там, где сосредотачивалась группа, в которой был лейтенант Шавлакадзе. Утром в 6 метрах от палатки нашли снаряд, уже разряженный.

В этот день вернулись по Мосальскому большаку до Почепка, посмотрели мемориал. Думаю, здесь те, кого потеряли в первом штурме 27 января (в этом направлении были вытеснены остатки полка защитников моста).

Затем решили попробовать проехать в бывшие Стреленки по дороге через Подсосонское лесничество. Спустились к мосту через Пополту, там тоже мемориал с несколькими безымянными могилами. Подновили табличку с рассказом о рейде кавкорпуса Белова.

Потом пересекли Варшавку и въехали в Подсосенское лесничество. Дорога очень плохая: завалы пилили и разбирали. Добрались до абсолютно непроходимой лужи, пообедали, оставили машину и пошли до бывших Стреленок пешком. Местность сильно заболочена, видны остатки заброшенных деревень. Пешком оказалось около 5 км в один конец.

Деревню Стреленки группа Белова брала у немцев дважды.

Вот как описывает генерал Белов бой за дер. Стреленки (в котором, видимо, принимал участие лейтенант Шавлакадзе): «Снова выбивать немцев из деревни Стреленки пришлось частям Баранова. Теперь бой был недолгим: 107­миллиметровые минометы подавили огневые точки противника, и в населенный пункт ворвался 160 гв.кв.п. подполковника Князева. Генерал Баранов сообщил радиограммой, что Стреленки освобождены и наши подразделения продолжают углубляться во вражеский тыл».

Кстати, насчет «ворвались»: на самом деле кавалеристы Белова на лошадях в атаку не шли, тем более зимой. Бой обычно шел так: подразделение на лошадях доезжало до нужной точки, потом кавалеристы спешивались, отдавали лошадей коноводам (обычно 1 коновод на 2 лошади), и бойцы шли в атаку с автоматами, как пехота. Лошадей уводили в лес до конца боя (берегли).

Теперь на этом месте – вдоль речушки – остатки фундаментов домов и остатки земляных укреплений. Мемориала нет. Кладбища нет. На краю бывшей деревни прудик и холм с одиноким деревом. Мы рассудили, что если бы захоранивали бойцов после боя, то очень бы это было хорошо на холме за деревней. И повесили там на дерево деревянный грузинский нательный крестик, купленный в Тбилиси.

На следующее утро (последний день майских выходных) выбрались из Подсосонского лесничества с намерением проехать в бывшие Куколки, куда немцы оттеснили первую группу прорыва. Не верьте автомобильным атласам этих дорог нет или ведут они совсем не туда, а, например, в какой­нибудь новооткрытый карьер. Наша дорога на Куколки кончилась бродом с холоднющей весенней водичкой выше всяких пределов. Куколка, возможно, достижима со стороны Смоленской области. А мы повернули к мемориалу в Людково. Здесь авиадесантный отряд капитана Суржика должен был изначально поддержать прорыв группы Белова через Варшавку. Но не поддержал. Поэтому неподалеку в болоте поисковики нашли много погибших солдат и коней. Они так и не перешли шоссе под Людково.

Осень под Смоленском. Парашютный десант

В следующий раз решили заброситься через Смоленскую область. После Юхнова ушли на Р­132, и в Добром соскочили на дорогу на Подсосонки. В Подсосонках посмотрели мемориал – безымянный, почтили память павших. Вскоре дорога (грунтовка с гравием) раздвоилась. Выбрали отрезок на деревню Новое, где был штаб авиадесанта, выброшенного на помощь конникам.

По дороге висят таблички «част­ное охотхозяйство», «зона тишины». Дорога даже в сухую погоду очень подболочена. Водитель встречного лесовоза предупредил, что дальше на машине мы не проедем.

Оставили машину, пошли пешком. Деревня Новое почти заброшена. Посидели на крылечке старого дома, где был штаб парашютистов капитана Суржика, двинулись в обратный путь. К бывшей Тыновке, где штаб Белова в ходе рейда сделал привал, проезда отсюда нет.

Из воспоминаний генерала Белова: «За Суржиком были посланы на лыжах несколько парашютистов, и капитан довольно быстро явился ко мне. На вопросы о том, почему он держит свои главные силы далеко от линии фронта и почему не наступал ни на Людково ни на Стреленки, Суржик не мог дать вразумительного ответа».

В следующий раз мы решили попробовать подобраться к этому району через станцию Угра и Вязовец – на Зинеевку с мемориалом есть дорога, а Вязовец был целью конников.

Из воспоминаний генерала Белова: «Близился рассвет, когда мы въехали в Вязовец. Еще до начала прорыва было решено, что здесь остановится штаб корпуса. Поэтому здесь нас уже ожидали делегаты связи, присланные штабами соединений. С их помощью удалось быстро собрать в Вязовец командиров и комиссаров дивизий. Началось наше первое совещание в тылу противника. Выяснилось, что через Варшавское шоссе прорвалось в общей сложности около 7 тысяч человек. Было решено выступать на Хватов завод и дальше на север».

На Вязовец

Следующей задачей было попытаться достигнуть через ст. Угра пунктов Вязовец и Зинеевка, где есть братские могилы. Путь к ним оказался впечатляющим. В районе деревни Знаменка (Р­132) сражалась знаменитая батарея капитана Флерова – первая батарея «Катюш», сейчас там Поле Памяти Угранского района.

В деревне Желанья перезахоронено около 1000 бойцов, памятник установило братство десантников. Между Желанья и Горячками есть страшное место поле сожженных деревень.

Возле самой ст. Угра большой мемориал советских времен – тоже памятник десантникам.

Далее на карте показана дорога на Зинеевку с ответвлением на Вязовец. И мы по ней поехали…. Но недолго. Очередной ангел­хранитель из местных жителей доходчиво объяснил, что недавно оттуда «всем миром» вытаскивали квадрик, и вообще, весной туда можно только на вездеходе. И посоветовал обратиться к местным фермерам, у которых что­то типа такого вездехода есть.

Фермерское подворье находится между деревнями Малиновка и Комбайн. Нас очень радушно приняли, угостили чаем и плюшками, предложили купить молока и творога, но в вездеходе отказали. Сказали, что в Зинеевку поедут «всем миром» (то есть несколько крепких мужиков) под 9 мая – поправить памятник, почтить память. Хотите – приезжайте, возьмем с собой. Несмотря на то, что мы не попали, куда хотели, на душе стало легче.

Ну и в оставшийся третий выходной, «возвратный день», мы решили сделать то, что точно сможем сами – вернуться к Подсосонкам и пешком пройти по лесам к еще одной братской могиле – по карте около 5 км в один конец. Там когда­то была деревня Иванцево. Дорога к ней, как обычно, лесовозная, подболоченная. То, что мы увидели на месте бывшей деревни, произвело сильное впечатление. Похоже, там уже поработали «черные» копатели. Ямы на месте бывших домов засыпаны, вокруг куча вырытого железа сельхозназначения. На столбе каска, под ней – выкопанные саперные лопатки, фляги. Поодаль стоит памятник со звездой, возле него русские каски, растут цветы. Мы почтили память, подновили надписи.

Движение вперед

После этого майского похода количество информации наконец­то начало переходить в качество. Мы поняли: большинство увиденных памятников поставлено десантниками, потому что в Смоленской области хорошо работает «Десантное братство». Кавалерийского братства, видимо, нет – наверное, о памятниках беловцам надо позаботиться самим. И мы попросили художника газеты В. Черникова подумать о макете памятника. Создали в Фейсбуке страничку «Поиск лейтенанта Шавлакадзе», на которую после путешествий вывешиваем для друзей фотки памятников и карты пройденных маршрутов. (адрес: https://www.facebook.com/poisk.shavlakadze/

Каждый год в ноябре в Обнинске проходит городской «вечер туристов», на котором мы рассказываем про путешествия по следам группы генерала Белова, так что об этом легендарном рейде узнают новые люди. В этом году к нам подошли молодые родители­туристы с детьми: а можно нам с вами пройти или по вашим картам? И тогда мы решили сделать интерактивную интернет­карту рейда группы П.А. Белова и отметить там пройденные нами места, привязать к значкам наши фото и тексты из книги Белова. Подарить эту карту какому­нибудь музею и всем, кому интересен рейд группы Белова. Мы над ней еще работаем. Вот она: https://www.google.com/maps/d/edit?hl=ru&mid=1VmfTGoyev4kqtF4PeO9oNeoKRMw7z­cl&ll=54.668006182900726%2C34.742803588671904&z=10

Нашу страничку в ФБ прочитали сотрудники Музея Победы на Поклонной горе и по своим архивам нашли данные однополчанина Антона Шавлакадзе, погибшего тоже 1 февраля 1942 г. У того товарища указано место гибели – урочище Подрезово. Мы его нашли по старым картам – это оказалось почти под Семлево, возле Вязьмы. Появилась возможность восстановить схему действий в этом районе. Мы нашли на современной карте места бывших деревень, бои за которые упоминаются в материалах. Очень вероятно, что лейтенант Антон Шавлакадзе тоже был похоронен там и перезахоронен в Семлево. Так что 1­3 мая 2018 г. планируем побывать в этом районе, найти бывшее Подрезово, а также побывать в Семлево. На этот раз вместе с внуком и правнуком Антона Шавлакадзе.

PS. Беловцы выполнили свою задачу, они дошли до Вязьмы. Но Вязьма не была взята, еще больше года немцы держали эту территорию. Группа Белова активно действовала в немецком тылу, то выручая из окружения 8 воздушно­десантную дивизию, то спасая от гибели 329 стрелковую дивизию и 250 воздушно­десантный полк, взаимодействовала с партизанскими отрядами. Штабные донесения кончаются так: «Дальнейшая борьба оперативной группы Белова вылилась в форму оборонительных боев, продолжавшихся в течение апреля – июня 1942 года». Нужно только добавить: на вражеской территории. Потом они вышли к своим.

PS. Из письма Мераба Шавлакадзе Галине Лепешиной:

«Очень рад Вашему письму.
Благодарю Вас за внимание к моей семьи и к памяти без вести пропавшего дедушки Антона.
Очень много интересного, но много трагичного в этой фронтовой истории. Может, мы с Вашей помощью когда­нибудь внесем хоть какую­то ясность, где и когда он принял свой последний бой. Очень на это надеюсь. К сожалению, отец не дожил до этого момента. 10 мая сего года он скончался тихо в тбилисской квартире моей сестры, на 84 году жизни. В тот момент он был уже прадедом правнучки Елены.
Похоронили его в родной деревне на фамильном кладбище рядом с мамой и со всеми предками.
Он был последним живым свидетелем войны и безотцовщины в нашей семье. А дальше мы будем помнить, искать и вспоминать наших невернувшихся дедов…».