Меню
Назад » »

Князья Боровские

  • 776 Просмотров

Писатель-историк XIX века Евгений Петрович Карнович в 1889 году написал интересную книгу о генеалогии российского дворянства, особенностях титулования и истории русских княжеских родов: «Родовые прозвания и титулы в России». Один из примеров, приведенных в этой книге, занимателен для коренных боровчан тем, что дает шанс при исследовании родословной найти у себя княжеские корни. «Упадок русско-княжеских родов, — говорится в книге Евгения Карновича, — дошел до того, что существовавшие в своей древней княжей отчине, Боровске, ныне уездном городе Калужской губернии, князья Боровские числились в ряду тамошних посадских, и в сороковых годах нынешнего столетия (имеются в виду 1840-е годы. — С.Г.) последняя представительница этой Рюриковской отрасли, княжна Боровская, не выделилась из своей среды, в которой она выросла, ничем, кроме титула с историческим родовым прозванием. Она вышла замуж за одного боровского мещанина. Когда император Николай Павлович узнал о таком браке, то приказал выдать бывшей княжне Боровской на обзаведение 10 000 рублей ассигнациями, чем молодая чета была чрезвычайно довольна».

Кто была эта княжна и с кем она сочеталась браком, пока установить не удалось. Но сам факт проживания в середине XIX века потомков старинного рода князей Боровских, отмеченный авторитетным исследователем Евгением Карновичем, заслуживает серьезного внимания. Дело в том, что все российские родословные книги причисляют род князей Боровских к так называемым угасшим родам, то есть не сохранившим потомства. К ним относят всех представителей московской ветви Рюриковичей: князей Боровских, Верейских, Волоцких, Галицких, Можайских, Углицких и Шемякиных.


Родословная книга Князей и дворян Российских и выезжих.
Именовалась Бархатной книгой из-за бархатного переплёта
(изначально переплет был малинового цвета).
Составлена в 1687 году, издана Н. И. Новиковым в 1787 году

В дореволюционной России существовало три основных дворянских титула, носители их именовались князьями, графами и баронами. Титулы графа и барона в нашем государстве привнесенные, заграничные и впервые были пожалованы Петром I. До этого на Руси существовал лишь один дворянский титул: княжеский. Князьями называли предводителей дружин, а затем правителей отдельных территорий: княжеств или уделов. Жена или вдова князя именовалась княгиней, их дочь — княжной. Титул князя передавался по наследству.

С XI века княжеский титул принадлежал только потомкам Рюрика. Их известно несколько десятков: Волконские, Репнины, Горчаковы, Дашковы, Одоевские, Гагарины, Вяземские и др. Затем, в XIV веке, с переходом на русскую службу потомков литовской великокняжеской династии сформировался род Гедиминовичей: Булгаковы, Голицыны, Куракины, Бельские, Трубецкие, Хованские. Впоследствии княжеским титулом владели некоторые потомки татарского, мордовского и грузинского происхождения: Урусовы, Юсуповы, Черкасские.

С XVIII века княжеский титул можно было получить в качестве царской милости. Впервые это произошло опять же при Петре I, когда его ближайший сподвижник Александр Данилович Меншиков в 1707 году стал именоваться князем Ижорской земли.

Князья Боровские — русский княжеский род московской ветви Рюриковичей, именуемый от географического названия наследственных владений: города Боровска и Боровского удела. Кроме самого Боровска представители рода в разное время владели частью Москвы, Серпуховом, Малоярославцем, Дмитровом, Угличем, другими уделами Московского княжества. Князья Боровские вошли в перечень знаменитых и древнейших русских княжеских родов так называемой Бархатной книги — официального сборника самых знатных родов России.

Фрагмент Бархатной книги с разделом, посвященным князьям Боровским (оригинальный текст)

Дата формирования рода князей Боровских точно не установлена, так как неизвестна дата основания Боровска. Археологические исследования территории города указали на расположение здесь в прошлом древнерусского поселения, датируемого XI—XIII столетиями. О существовании Боровска уже в XIII веке говорит рапорт Боровской военной канцелярии за 1775 год: «Но кем сей город построен и давно ль, сведений не отыскано; а из истории преподобного Пафнутия Боровского чудотворца видно, что гор. Боровск был до приходу в Россию татарского царя Батыя и состоял под властию татарской, но сколько не известно».

Основные энциклопедические словари XIX века (Березина, Брокгауза и Ефрона) также указывают на существование Боровска еще с XIII столетия, но, к сожалению, без ссылки на конкретные летописные источники. Существование Боровска и принадлежность его уже в XIII веке к Рязанскому княжеству отмечено в трудах действительного члена всех российских университетов, вице-председателя Императорского географического общества Петра Петровича Семёнова-Тян-Шанского.

Официальная дата основания Боровска — 1358 год — принята условно как самая ранняя подтвержденная дата его упоминания в исторических источниках. При составлении своей духовной грамоты великий князь Иван Красный в перечне владений, передаваемых его младшему сыну князю Ивану, указал «село на Репне в Боровьсце».

Неизвестно также, в связи с какими событиями и когда Боровск с волостями перешел под управление Москвы. Сведения из «Летописи Калужской» (1878) о передаче Боровска в 1328 году Московским князем Иваном Калитой «от своего Княжения в удел сыну своему Андрею Ивановичу» также приводятся без указания на конкретный источник и некоторыми исследователями считаются ошибочными. Калужский писатель-краевед Виктор Андреевич Пухов в своей замечательной книге «Боровск» (1991), большой раздел которой посвящен князьям Боровским, предположил, что Боровск стал московским не ранее 1320–1330 годов. Еще одно очень интересное предположение Виктора Андреевича — о вторичном переходе Боровска на некоторое время к рязанцам. Отметим, что тогда действительно многое бы объяснялось, в первую очередь неупоминание Боровска в ряде московских завещаний.

Отсутствие выявленных документов по ранней истории Боровской земли, их крайне ограниченное количество за XIV век, породило и различие в терминологических подходах именования владельцев Боровска и соседнего Серпухова.


Боровские деньги XV века
(монеты Боровского князя Семена Владимировича)

Родословные книги, включая самую старинную — Бархатную книгу, а также русские летописи в основном применяют термин «Боровские князья» ко всей родословной ветке правителей уделов и в Боровске, и в Серпухове. В отдельных случаях употребляется сочетание «князь Боровский и Серпуховской», но с постановкой на первое место именно боровской вотчины. Величайший русский историк, создатель многотомной «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин именует «князем боровско-серпуховским» не только внука Ивана Калиты — Владимира Храброго, но и Андрея Ивановича — сына Ивана Калиты.

Петр Николаевич Петров, действительный член Императорского археологического общества, редактор Энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона и сотрудник Русского энциклопедического словаря И. Н. Березина, в своем труде «История родов русского дворянства» (1885) один из подразделов так и озаглавил: «Князья Боровские». Начинается этот раздел так: «Первый князь Боровского удела — Андрей Иванович (род. 4-го июля 1327 г. и умерший от мора 6-го июля 1353 года) получил от отца город Перемышль и Серпухов с волостью Лопастной, кроме трети Москвы».

Однако некоторые современные историки в своих исследованиях стараются обосновать главенство Серпуховского удела над Боровским, меняют веками сложившуюся терминологию и вводят словосочетание «серпуховско-боровские князья», ставя на первое место Серпухов. Иногда и вовсе выкидывают Боровск и употребляют словосочетание «серпуховские князья». В качестве примера они приводят работы Андрея Васильевича Экземплярского.

Действительно, одним из первых историков, который ввел двойное наименование княжеств, был А. В. Экземплярский (работа 1889 года «Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период, с 1238 по 1505 г.»). Однако заметим, что Андрей Васильевич в двойное наименование вкладывал совсем другой смысл, условный: «Впрочем, условно эти названия можно принять для того, чтобы точнее обозначить владения того или другого князя, а особенно для того, чтобы резче выделить тех князей, которые владели главными городами удела, от тех, которые не владели ими. Но, по нашему мнению, в таком случае к последним князьям надобно прилагать и названия по тому главному центру удела, из которого они выделились, состоя, впрочем, с ним в тесной связи. Таким образом, князей, владевших Радонежем, Ярославцем и Перемышлем, можно назвать князьями серпуховско-радонежскими, серпуховско-ярославецкими и серпуховско-перемышльскими».

А вот в отношении Боровска историк Экземплярский сделал исключение и предлагал именовать удел, доставшийся в наследство Семену, сыну Владимира Храброго, «Серпуховско-Боровским или просто Боровским». Словарь Брокгауза и Ефрона также выделяет Боровский удел и называет его особым: «Обширное его княжество разделилось на несколько частей, и между ними выделяется в особый удел, в особое княжество — Боровск с волостями».

Необходимо отметить, что к работе А. В. Экземплярского надо относиться очень внимательно и критически. К примеру, описывая особенности географического положения Боровска и этим аргументируя некогда имевшую место невозможность его вхождения в состав Рязанского княжества, он делает явную ошибку, располагая Боровск не на том берегу Протвы: «Надобно заметить, что главным образом он расположен на левом, северном берегу Протвы, обращенном к Москве, так что в случае набега неприятеля последнему при переправе через реку нужно было выдерживать обстреливание Боровской заставы (гарнизона, стражи) с левой стороны р. Протвы».

Авторы монографии «Русский удел эпохи создания единого государства: Серпуховское княжение в середине ХIV — первой половине XV вв.» Алексей Борисович Мазуров и Александр Юрьевич Никандров глубоко, фундаментально и всесторонне исследовали политическую историю и историческую географию Серпуховского удела. Практически на эту же тему одним из авторов была защищена кандидатская диссертация (под научным руководством второго автора). Сама монография была подготовлена по гранту и при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Министерства образования Московской области.

Лицевой летописный свод XVI века, события перед Куликовской битвой 1380 г.

К сожалению, в работе А. Б. Мазурова и А. Ю. Никандрова достаточно часто подчеркивается ведущая роль Серпухова по отношению к Боровску. Все спорные исторические вопросы решаются в пользу Серпухова. К примеру, подвергнуто сомнению, что весть о походе Мамая на Русь Владимир Андреевич Храбрый получил именно в Боровске. Также утверждается, что сбор войск был не в Боровске, а в Серпухове.

Отдельные цитаты приводятся с неточностями, но опять же не в сторону Боровска. Так, в вопросе именования князей, ссылаясь на работу А.В. Экземплярского, авторы ошибочно утверждают: «Он (Экземплярский. — С.Г.) даже предлагал именовать наследников Владимира Храброго князьями серпуховскими, серпуховско-боровскими, серпуховско-ярославецкими, серпуховско-радонежскими и т. д.». На самом деле (и это уже отмечалось) историком А. В. Экземплярским было предложено именование князей двойными именами условно, подчеркивая их владения, а не в качестве принадлежности к роду, т. е. в генеалогическом смысле. И самое главное, что в части боровского удела А. В. Экземплярским было предложено два варианта, включая и именование его не двойным именем, а «просто Боровским». Однако эта часть цитаты у А.Б. Мазурова и А.Ю. Никандрова «пропала».

Ещё раз подчеркнем, что нет точной прямой связи между родовым прозванием всей княжеской ветви (князья Боровские, или Верейские, или Можайские) и наименованием княжеств, уделов или вотчин (Боровский, Серпуховской, Малоярославецкий). Историк Евгений Карнович обращает внимание на то, что родовые княжеские прозвания возникли гораздо позже по времени: «Замечательно, что даже удельные князья не титуловали себя по своим княжениям. Не встречается, например, ни одной такой записи из удельной поры, в которой значилось бы: «я, князь (имя рек) Переяславский», или: «я, князь (имя рек) Ростовский». Это объясняется, конечно, тем, что удельные князья, в силу родового старейшинства, переходили беспрестанно с одного удела на другой и потому не могли утверждать за собою названия княжений и волостей и тем еще менее могли усвоить такое название за своими сыновьями и потомками. Такие названия, да и то в весьма немногих случаях, установились, как мы увидим далее, лишь по уничтожении удельной системы, т. е. когда уже не было никаких передвижений владетелей по существовавшим прежде удельным княжениям» (Е.П. Карнович. Родовые прозвания и титулы в России, 1889).

В конце своей монографии А. Б. Мазуров и А. Ю. Никандров разместили генеалогическую таблицу серпуховской ветви московского княжеского дома. По содержанию это родословная роспись князей Боровских, приведенная во всех старинных родословных книгах, но здесь у авторов она почему-то названа «серпуховская ветвь». Справедливости ради надо отметить, что авторами была проделана огромная работа по уточнению персональных данных по целому ряду представителей рода, в том числе выявлена дата смерти Боровского князя Семена Владимировича, исправлены имеющиеся ошибки.

Однако, несмотря на огромную научную значимость монографии А. Б. Мазурова и А. Ю. Никандрова, авторами была сделана явная попытка полностью вычеркнуть из истории веками сложившуюся родословную категорию «князья Боровские». С чем, конечно, согласиться нельзя.

Когда-то, в середине XV века, московским княжеским домом уже осуществлялась акция по физическому уничтожению рода князей Боровских. Тогда, по прямому указанию великого князя московского Василия Тёмного, в тюремном заточении погибло сразу четыре представителя рода князей Боровских — Василий Ярославович и три княжича: его сыновья. Но, как оказалось, этот славный род не прервался, и даже в самом Боровске в XIX веке проживали еще потомки старинного княжеского рода — рода князей Боровских.

Родословная роспись князей Боровских
из книги князя А. Б Лобанова-Ростовского
«Русская родословная книга» (1895)
(перевод из дореформенной орфографии в современную
выполнен автором с сохранением всех особенностей оригинала)

БОРОВСКИЕ КНЯЗЬЯ

Колено Х-е от Рюрика

1. Ярослав-Федор Всеволодович, вел. кн. Владимирский, р. 1190, † 1246.

Колено ХI-е от Рюрика

2. Св. Александр Ярославович Невский, † 1263, Ж. 1) Александра Брячиславовна (дочь Полоцкого князя Брячислава Васильевича); 2) Васса.

Колено XII-е от Рюрика

3. Даниил Александрович, кн. Московский, † 1303.

Колено XIII-е от Рюрика

4. Иван Данилович Калита, вел. кн. Московский, † 1340. Ж. Елена, † 1332.

Колено XIV-е от Рюрика

5. Симеон Иванович Гордый, вел. кн. Московский, † 1353.

6. Иван Иванович, вел. кн. Московский, † 1359.

7. Кн. Андрей Иванович, р. 4 июля 1327, † от моровой язвы 6 июня 1353. Сел на удел в Боровске. По смерти отца, получил в удел Серпухов, Перемышль и Лопастну, да сверх того третью часть Москвы. Ж. 1) Юлиана; 2) 1345 Мария (в монаш. Марфа), † 2 дек. 1389.

Колено XV-е от Рюрика

8. Кн. Иван Андреевич, † 1358, в юнош.

9. Кн. Владимир Андреевич Храбрый (герой Куликовской битвы), р. 15 мая 1353, † 12 авг. 1410. Имел в уделе Серпухов, и сверх того получил Волоколамск и Ржев. Перед кончиной возвратил вел. князю Волоколамск и Ржев и взамен взял от него Углич, Городец на Волге, Козельск и Алексин, не в удел временной, а в наследств. владение или вотчину. Был из русских князей первым дядею, служившим своему племяннику (вел. кн. Василию Дмитриевичу). Ж. 1371 Елена Ольгердовна (в монаш. Евпраксия), † 15сент. 1437.

Колено XVI-е от Рюрика

10. Кн. Иван Владимирович, р. 1381, † 7 окт. 1422. Наслѣдовал Серпухов, Алексин и Козельск. Ж. 1401 Василиса Федоровна, дочь вел. кн. Рязанского Федора Олеговича.

11. Кн. Симеон Владимирович, † 1426 безд. Получил 1410 в удел Боровск и половину Городца. Ж. Василиса, дочь князя Новосильского.

12. Кн. Андрей Владимирович, большой, † мол.

13. Кн. Ярослав-Афанасий Владимирович, р. 18 янв. 1389, † 16 авг. 1426. Получил 1410 половину Городца и Малый Ярославец, так назв. по его имени. Ж. 1) 1408 дочь Ярославского князя; 2) Мария Федоровна Голтяева, дочь боярина Федора Федоровича Кошкина-Голтяя.

14. Кн. Федор Владимирович, р. 1390, † в мол. прежде отца.

15. Кн. Андрей Владимирович, меньшой, Радонежский, † 5 нояб. 1426. Наследовал 1410 Радонеж, ныне село Городок. Ж. дочь боярина Ивана Дмитриевича Всеволодского.

16. Кн. Василий Владимирович, р. 9 июля 1394, † 1427 безд. Наследовал Перемышль и Углич. Ж. Ульяна.

Колено XVII-е от Рюрика

— Кн. Мария Ивановна.

17. Кн. Василий Ярославович, † 1426. По смерти отца и дяди Василия, получил треть Москвы, Боровск, Серпухов, Лужу, Хотунь, Радонеж и Перемышль. В 1446 отъехал в Литву, где Казимир дал ему в удел Брянск, Гомель, Стародуб и Мстиславль. По восстановлению Василия Темного на великокняж. престоле, возвратился из Литвы и довольствовался наследств. уделом. 10 июля 1456 сослан в Углич и удел его присоед. к великокняж. владениям. Ж. 1) N.N.; 2) N.N. От 1-го брака 1 сын, от 2-го брака 3 сына.

— Кж. Мария Ярославовна, с 1433 за вел. кн. Московским — Василием Васильевичем Темным.

— Кж. Елена Ярославовна, за Мих. Андр. кн. Можайским (был на уделе на Боровске).

— Кж. N. N. Андреевна, с 1433 за Галицким кн. Васил. Юрьев. Косым.

Колено XVIII-е от Рюрика

18. Кн. Иван Васильевич, большой. Бежал с мачехой в Литву.

19. Кн. Иван Васильевич, меньшой, † безд.

20. Кн. Андрей Васильевич, † безд.

21. Кн. Василий Васильевич, † безд.

(Трое последних заточены в одно время с отцом и умерли в темнице).

Колено XIX-е от Рюрика

22. Кн. Федор Иванович, † безд. в Литве. С ним погас род князей Боровских.

 

Источник: Перейти