Меню
Назад » »

Владимир Храбрый

  • 1181 Просмотр

Чем больше узнаю о жизни и деятельности князя Серпуховского и Боровского, героя Куликовской битвы Владимира Андреевича Храброго Донского, тем более проникаюсь уважением к этому человеку.

Выдающуюся роль в становлении и укреплении Московского княжества сыграл двоюродный брат и друг великого князя Московского и Владимирского Дмитрия Ивановича Донского, внук собирателя земель русских Ивана Калиты, князь Серпуховской и Боровский Владимир Андреевич Храбрый и Донской (15 июля 1353-1410).
Н. М. Карамзин высоко оценил деятельность князя Серпуховского и Боровского Владимира Андреевича, причем не только его боевые заслуги, но и отказ с оружием в руках биться за великокняжеский престол: «Сей знаменитый внук Калитин преставился с доброю славою князя мужественного, любившего пользу отечества более власти.

Он первый отказался от древних прав семейственного старейшинства и был из князей российских первым дядей, служившим племяннику. Кратковременные ссоры его с Донским и Василием происходили не от желания присвоить себе великокняжеский сан, а только от смут боярских. Сия великодушная жертва возвысила в Владимире пред судилищем потомства достоинство героя, который счастливым ударом решил судьбу битвы Куликовской, а может быть и России».

В веках по праву прославлен на Руси святой благоверный князь московский, герой Куликовской битвы Дмитрий Иванович Донской. А вот его двоюродный брат, соратник, единомышленник и друг с детства, выдающийся полководец средневековой Руси, князь Серпуховской и Боровский Владимир Андреевич нам почти не известен. А между тем, современники называли его наравне с Дмитрием Ивановичем Донским, да еще и Храбрым. Да и в летописях старинных, и книгах исторических, где описываются деяния князей русских, Серпуховский князь проходит красной строкой, всегда с большой буквы и по имени-отчеству — Владимир Андреевич, тогда как другие князья — по одному имени или с приставкой по уделу (Олег Рязанский, Семен Тарусский), или по месту побед в ратном деле (Александр Невский, Дмитрий Донской).

Сегодня историки осторожно используют все его титулы, чтобы не вызывать путаницы с Дмитрием Донским. Но в эпитафии на надгробной плите на захоронении князя серпуховского и боровского Владимира Андреевича в Архангельском соборе Московского Кремля он назван полным титулом и заслуженными прозваниями наравне с великими князьями, что свидетельствует об огромном уважении и почитании великого сына земли русской.

Вся жизнь князя Серпуховского и Боровского Владимира Андреевича прошла в непрерывных походах и сражениях. Русь раздирали междоусобные войны, воевали земли Владимиро-Суздальские и Московские великие князья Литовские, степняки Золотой Орды уже сотню лет совершали набеги, жгли города и веси.

Отцом князя Владимира был младший сын Ивана I Калиты — Андрей. Ему кроме небольшого удела в пределах самой Москвы, принадлежали московские уделы Серпуховской и Боровский.

Умер Андрей Иванович совсем молодым 6 июня 1353 г. 26 лет от роду от чумы, так и не увидев рождения своего второго сына, который появился на свет на 40-й день после кончины отца, и в трехлетнем возрасте остался единственным наследником: всех его братьев, как и отца, унесла свирепствующая в те годы чума.

По завещанию Ивана Красного воспитателем двух сирот, двоюродных братьев великого князя Дмитрия Ивановича, тоже рано лишившегося отца, и князя Владимира Андреевича — стал митрополит Алексий, старец многомудрый, проповедник национального единства, противник междоусобиц и распрей.

Детство князь Владимир, (третий, по старшинству, претендент на великокняжеский престол) провел в отеческих палатах на трех горах в Москве (место это известно с XIX века знаменитой Трехгорной мануфактурой) и в тесных хоромах своего двора в Московском Кремле. Тогда же сдружился на всю жизнь с братом своим двоюродным князем Дмитрием. Тот был старше на 3 года — существенная разница для ребенка, да к тому же, Дмитрий с 9-летнего возраста, после смерти своего отца Ивана Красного, сидел на великокняжеском престоле — и потому был примером Владимиру в мастерстве ратном, премудрости книжной и вере православной.

Времена были суровые для молодого московского княжества и потому военный опыт князь Владимир стал приобретать очень рано. Восьмилетним мальчиком, в 1362 г., он отправился в свой первый военный поход через Переяславль на Галич. Тогда же митрополит и московские бояре решили составить первый княжеский «ряд» (договор) между Владимиром Серпуховским и Дмитрием Московским. Митрополит Алексий стремился воспитать Владимира верным «братом молодшим» великого князя, чтобы в будущем избежать междоусобиц внутри Московского княжества.

Договор гласил: «Се аз князь великий Дмитрий Иванович докончали есмы с братом своим молодшим со князем Володимиром Андреевичем, целовали есмы крест у отца своего у Алексея у митрополита всея Руси. Бытины за один, имети ми брата своего старейшего князя великого Дмитрия в отца место... А тобе брату моему молодшему мне служити без ослушания..., а мне тобе кормити по твоей службе».

Владимир Серпуховской и Боровский верно несет службу «брату старейшему» Дмитрию Московскому. В 1364 г. 10-летний князь Владимир идет с дружиной против суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, оспаривавшего у великого московского ярлык на великое княжение Владимирское. Юный князь не командует войсками сам, он набирается военного опыта, учится, привыкает к тяготам походной жизни и выполняет важную символическую роль в войске.

Борьба Дмитрия Московского, будущего Донского, с Дмитрием Суздальско-Нижегородским закончилась добрым миром. Дмитрий Константинович уступил ярлык Москве. И этот пример достижения цели без битвы, только путем переговоров еще не раз будет использован юными князьями.

В 1368 году 18-летний князь Московский и 15-летний князь Серпуховский освободили Ржев, который вероломно захватил 30-летний литовский князь Ольгерд Гедеминович, союзник тверского князя Михаила. Это первое боевое крещение Владимира Андреевича и первое увеличение отцовского надела.

Затем была впечатляющая защита Пскова от ливонских рыцарей. Владимир Андреевич во главе внушительной московской рати под зеленым серпуховским стягом решительно отогнал рыцарей от Пскова практически без боя. Псковичи не только щедро одарили юного князя, но оказали ему поистине великокняжеские почести, а весть об этой победе заставила многих князей уважительно относиться к Московскому княжеству.

В 1370 году Владимир Андреевич проявил себя и как мудрый государственник, когда смог вместо сечи с Ольгердом, угрожавшим Москве, организовать переговоры, которые окончились большим пиром и замирением. Тогда Владимир Андреевич и просит у Ольгерда руку его 15-летней дочери Елены. Согласие было получено и в следующем году в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание. Посаженым отцом жениха был его опекун, Московский митрополит Алексий, а со стороны невесты — ее отец, Великий князь литовский Ольгерд. Обряд венчания вел сам Преподобный Сергий Радонежский. Все радовались миру между княжествами и желали долгой и счастливой жизни молодым.

Три года после свадьбы были мирными. Молодая княжеская чета объехала все города и большие села своего удела, жили и в Боровске. К ним приезжал князь Ольгерд. Огорчало одно: не было наследника. Только после устройства Высоко-Покровского монастыря в Серпухове и, следом, Высоко-Покровского монастыря в Боровске по благословению Преподобного Сергия Радонежского и его учеников, уже в канун Куликовской битвы у 27-летнего Владимира Андреевича рождается первый сын и наследник, Василий.

Не раз бок о бок сражались братья, не одно сражение вместе обдумывали. И когда Великий князь Московский Дмитрий Иванович стал собирать рать на битву с Мамаем, власть которого не признавал законной, считая его обычным темником Батыевым, то особый, Засадный полк, решивший судьбу битвы, отобрали из храбрейших дружин серпейских, серпуховских и боровских.

Во главе Засадного полка стал волынский боярин-воевода Боброк, знакомый Владимиру Андреевичу еще по походам в Литву против Ягайло. Тогда, после смерти великого князя Ольгерда великокняжеский престол русско-литовского государства отошел его младшему сыну Ягайло, ярого врага Московского государства, будущего польского короля Владислава и рассадника католичества в Великом Княжестве Русском и Литовском (1385), Владимир Андреевич ходил в западнорусские пределы отстаивать интересы своего шурина полоцкого князя Андрея Ольгердовича, старшего брата Ягайло. В том походе воеводой был и волынский боярин Дмитрий Михайлович Боброк.

В Куликовской же битве князь наш, Владимир Андреевич, первый полководец того времени после Дмитрия Ивановича, вопреки устоявшемуся мнению, возглавил не засадный полк — двух воевод у рати быть не может — а осуществлял взаимодействие между основными силами русского ополчения и Засадным полком.

Во главе московской рати, у стяга со Спасом, на месте княжеском, встал в доспехах Дмитрия Ивановича его любимец и оруженосец боровский ратник Михаил Андреевич Бренок.

Уже в самый разгар Куликовской битвы, когда Дмитрий Иванович, сражавшийся простым ратником в составе Передового полка, раненый и контуженный упал посреди сечи, Владимир Андреевич возглавил сражение и победоносно завершил его. Удар Засадного полка в тыл татарской коннице стал поворотным моментом Куликовской битвы. Этот удар привел к паническому отступлению и разгрому войск темника Мамая.

Бились с татарами в той сече в пятницу 8 сентября 1380 года на Непрядве вместе с русскими ратниками и литовские Ольгердовичи, родственники Владимира Андреевича, союзники Московского князя. А на стороне татар с пушками да самопалами были генуэзские наймиты. Тогда впервые русские дружины увидели в бою применение порохового оружия и вскорости в своих уделах князь Владимир Андреевич налаживает первое производство пушек, для чего приглашает мастеров и оружейников из Европы. А порох еще долго использовали на Москве тот, что захватили трофеем в Куликовской битве.

За ту битву Великий князь Дмитрий Иванович получил гордое звание Донской, а его брат и друг Владимир Андреевич стал называться и Донским, и Храбрым.

Куликовская битва стала главным делом всей жизни князя Серпуховского и Боровского Владимира Андреевича. Но далеко не единственным.

После Куликовской битвы территория Московского государства значительно расширилась: поверили в молодых князей-воителей удельные князья и переходили под крыло московское. Хотя и тут все было не так складно, как хотелось бы.

Когда Тахтамыш из рода Чингизидов и, значит, законный наследник ордынского трона преодолел «замятню» в Орде и восстановил единое началие, многие русские удельные князья признали его власть и согласились на уплату ему дани, только Князь Серпуховской и Боровский не смалодушничал и открыто выступил против Тахтамыша. А когда тот уловками и обманом сжег Москву в 1382 г., Владимир Андреевич действовал решительно: под Волоком Ламским разбил передовой отряд татар, да так лихо, что простояв в Ельце 15 дней Тохтамыш не решившись на сражение, увел свою орду в степь.

Однако зависимость от Золотой Орды великого княжения Владимирского вместе со всеми входящими в нее великими и удельными княжествами была восстановлена. Дмитрий Иванович Донской вновь вынужден был получать ярлык на княжение в Орде, а взамен оставить там своего сына старшего Василия.

С 1396 года Боровск, Можайск, Серпухов, Калуга и Алексин становятся пограничными с Великим княжеством Литовским и Русской землей. Это положение сохранялось до середины XVII века.

Владимир Андреевич обустраивает деревянными крепостями Серпухов и Боровск, ставит в них церкви и монастыри. Княжеской волей и средствами возводятся первые каменные храмы и здания в собственных уделах князя.

Владимир Андреевич становится авторитетным руководителем в собирании русских земель под крыло князя Московского. На окраине своего удела он строит город Ярославль Боровский (1402), названый так в честь его четвертого сына Ярослава (Афанасия). Позже (1485) город этот стал называться Малым Ярославцем и войдет навсегда в историю России как город воинской славы, где окончательно решилась судьба армии Наполеона. Но это событие произойдет только через 300 лет, а пока этот небольшой укрепленный городок становится еще одним форпостом на окраине московской земли.

Владимир Андреевич принимает деятельное участие в строительстве белокаменного Кремля на Москве, привлекая к строительству и жителей Боровска. Как предполагают некоторые историки, Боровицкая башня Московского Кремля получила свое название именно потому, что этот участок стены возводили боровичи.

Серпуховское и Боровское княжество становится центром железного дела в Московии. Инициатором этого по свидетельству серпуховских краеведов, тоже был князь Владимир Андреевич.

Кроме прикладных и ратных дел, Владимир Андреевич оставил большой след и в развитии православия. Строительство монастырей и храмов по его желанию и на его средства, а главное, морально-этические принципы, которые закладывались в уставы монастырей, придавали им статус не только молитвенных, но и просветительских центров по примеру университетов Европы. В монастырях и приходских храмах проводилось не только обучение детей. Отрабатывались новые агротехнические приемы в выращивании сельскохозяйственной продукции, осваивались новые ремесла, технологии и многое другое.

Эта просветительская деятельность дала удивительные плоды. По мнению некоторых исследователей, выдающийся памятник древнерусской литературы «Сказание о Мамаевом побоище» был создан в пределах Суздальского и Боровского княжества людьми, хорошо осведомленными о всех нюансах дружбы и соратничества великих сынов Руси Дмитрия Ивановича Донского и Владимира Андреевича Храброго.

Князь Серпуховской и Боровский Владимир Андреевич до конца жизни был верен тем жизненным принципам, которые усвоил еще в раннем детстве от своего воспитателя и духовного наставника святителя Алексия. Прежде всего, это преодоление розни между словом и делом и подчинение личных интересов интересам Московского княжества, как оплота земли русской.

Множились и его ратные подвиги. Из учебников истории мы знаем о судьбоносных набегах на Московское княжество и после Куликовской битвы войск разорителя Орды Тамерлана, затем ордынского темника Эдигея. Не всегда только указывается, что выводил московские полки для отпора захватчиков именно князь Серпуховской и Боровский, прославленный полководец Владимир Андреевич Храбрый и Донской.

В начале XV в. у Василия I, который не отличался полководческим дарованием, появился под рукой и другой воевода, достойный сменить Владимира Храброго в качестве московского военачальника — великокняжеский брат Юрий Дмитриевич, удельный князь Звенигородский, но до самой своей кончины Владимир Андреевич признавался современниками лучшим.

Князь Владимир Андреевич пережил своего соратника по Куликовской битве Дмитрия Донского на 21 год. Он скончался в Москве в мае 1410 г. и был погребен в Архангельском соборе Москвы. Из 7 сыновей князя к моменту его смерти были живы пятеро. Между ними и поделил свое движимое и недвижимое имение Владимир. Боровск завещает он сыну Семену, Ярославу — названный в честь него Ярославец Малый.

Сыновья Владимира получили каждый свою долю и в «московской трети» их отца. В Кремле Владимир Андреевич имел двор. Другую московскую резиденцию боровского князя составлял «большой двор на Трех горах». Князю принадлежало село Кудрино, располагавшееся на месте современной площади Восстания, а также ряд деревень, садов, различных угодий и мельниц, которые лежали в районе нынешнего Ленинградского проспекта и Никитских ворот.

Из завещания князя видно, с какой любовью и доверием относился князь к своей супруге Елене, с которой прожил в любви и согласии почти сорок лет. Ей он отказывает самые доходные места из Московского удела: треть тамги, гостиный доход, серебряное литье, а также стадо седельное, кобыльное стадо, коней и лошаков. Кроме доходных дел, завещал княгине Елене решать все споры между детьми.

В 1437 г. вдова князя Серпуховского и Боровского Владимира Андреевича, Елена Ольгердовна, благословила внука своего Василия Ярославича построить в Боровске монастырь Рождества Пресвятой Богородицы, завещала быть похороненной в нем и дала монастырю село с деревнями. В нем она постригается в монахини под именем Епраксии.

Храмы Боровского монастыря Рождества Пресвятой Богородицы оставались духовным памятником Владимиру Андреевичу до середины XX века, когда были разрушены советской властью. На этом месте теперь находится школа № 2.

Княгиня Елена Ольгердовна пережила своего мужа почти на тридцать лет. Пережила она и, как ни печально, многих своих сыновей.

В эти годы в Московском княжестве разрастается междоусобная борьба между родственниками и внуками Дмитрия Донского. В 1445 году Московский удел захватил Дмитрий Шемяка, сын князя Юрия Дмитриевича, внук Дмитрия Донского. Он ослепил Великого князя Василия II и заточил его в Угличе.

От притеснений княгиня Елена и Василий Ярославич (внук Владимира Андреевича) уходят в Литву к своим родственникам, туда же собираются и преданные бояре. Там беглого князя Серпуховского и Боровского Василия Ярославовича встретили с почестями и отдали в удел Брянск, Гомель, Стародуб и Мстиславль. Очень нужен был Литве авторитетный враг Московии. И вскоре тот во главе собранной рати отправляется походом на Шемяку и прогоняет его сначала в Углич, а оттуда в Чухлому. Там Шемяка и погибает.

Законный властитель Московского княжества Василий II, которого теперь называют еще и Темным за слепоту, освобожден из угличского заточения. Он возвращается в Москву и щедро награждает своего освободителя. Но вскоре «за великую крамолу на государя» Василий Темный разгневался на Василия Ярославича, заковывает его «в железа» и бросает в ту же темницу в Угличе, в которой сидел сам. Уделы князя были присоединены к Москве. Так Серпуховское и Боровское княжество в 1456 г. утратило свою самостоятельность и окончательно, одним из первых, входит в состав Московского государства. Боровский край, таким образом, был одним из краеугольных камней, на которых строилась наша государственность.

Время княжения Владимира Храброго — золотой век в истории Боровска. Являясь форпостом нарождающегося Московского государства он достойно выполнял свое предназначение, а его жители принимали самое активное участие в развитии и укреплении нашей отчизны в начальные периоды ее истории.

В 2018 году исполнится 665 лет со дня рождения князя Серпуховского и Боровского Владимира Андреевича Храброго и Донского. Герой Куликовской битвы, выдающийся полководец, великий патриот земли Русской достоин светлой памяти потомков и памятника в одной из столиц своего княжеств.